Год 2012 - самый важный
в истории Человечества и всей Вселенной


Сомневающимся Что произойдет? и Что делать? Мудрость и Знания
Книги Ссылки Новости Вопросы и ответы

Мудрость и Знания

Ты задумывался когда-нибудь о том - какова цель вашей цивилизации?

...

- Ага. - Фермер повернулся и стал в упор разглядывать Ульдемира. - Тот, что предлагал нам контакт с Землей и всяческие блага?

- Вряд ли можно винить его в этом, Фермер. Тогда он и вовсе ничего не понимал.

- Не сомневаюсь. Но должен огорчить тебя, человек: контакт с вами сейчас нам вовсе не нужен. Могу сказать почему. Вы получили прекрасную планету. В отличие от тех, у кого с самого начала имеется лишь одна возможность развития, у вас было их множество. И вы избрали самую худшую из них. Понимаешь, почему худшую?

- Нет, - сказал Ульдемир, стараясь скрыть обиду. - Не понимаю.

- Ну, попытаюсь объяснить. Ты задумывался когда-нибудь о том - какова цель вашей цивилизации?

- Чтобы люди жили. И по возможности лучше.
- Что, по-твоему, значит "жить лучше"?
- Ну, начну с самого примитивного: быть сытыми. Иметь жилье. Любить...

- Любить. Наконец-то хоть одно осмысленное слово. Значит, быть сытыми. Иметь жилье. И так далее. Поколение за поколением. До какого же времени? А главное - зачем?

- Ну, не только это. Осмысленно трудиться, творить... Развивать человеческие способности...

- Ты со странной последовательностью перечислил именно то, чего вы как раз не делаете. От чего вы сейчас дальше, чем были в самом начале.

- Ну, - сказал Ульдемир, - сохой-то мы давно не пашем.

- Соха тебя оскорбила? Конечно, она может прокормить куда меньше людей, чем ваши механизмы. И конечно, хорошо, когда человечество растет. Но - для чего растет? Просто, чтобы расти? Для этого разум не нужен. Для осмысленного труда? А ты много его встречал у себя дома? Что ты вообще считаешь осмысленным трудом? Думаешь - труд, в результате которого возникают очень сложные изделия? Чушь. Не забудь: плоды труда в первую и главную очередь - не то, что вы всем скопом сделали, а то влияние, которое оказал труд на каждого, кто работал. Не то, что труд сделал с изделием, а что он сделал с человеком! Не с человечеством, а с отдельным человеком, с каждым, ибо человечество - не муравейник, муравейник - организация для насекомых, а не для людей. Не надо завидовать муравьям: им понятие счастья неведомо. Вы же об этом и всерьез думать забыли. Вы вкатили на пьедестал огромное зубчатое колесо, как там оно у вас... и идолопоклонствуете! Зачем же нам такой контакт? Вместе поклоняться шестерням и лить на их алтарь машинное масло? Разве шестерня - цель существования мира? И не она развивает мир. Люди должны быть людьми, а не массой, завинчивающей гайки. Вот научитесь быть людьми! Тогда придите, и рассудим. Рассудим - разговаривать ли с вами или подождать, пока вы сами не освободите место для нового посева!

- Ну, за что ты его так, Фермер, - улыбаясь, проговорил Мастер. - Человек любит играть; они там играют в механизмы и могущество и не задумываются над тем, что одна лишь машина неизбежно завезет их в тупик. Но если им объяснить...

- Объясняли, - сказал Фермер. - Но они очень не любят, когда им объясняют. До смерти не любят. До смерти того, кто пытается объяснить...

- Но хоть ему ты что-то объяснишь? Одним осуждением он сыт не будет. Ну хотя бы - в чем заключается цель...

- Ну? - спросил Фермер Ульдемира. - Как по-твоему, в чем заключается цель?
- Цель чего? - не сразу понял капитан.
- Существования. Моего, твоего, всех людей.

- Ее вовсе нет, цели, - сказал Ульдемир обрадованно. - Цель - в самом нашем существовании. Для этого мы и работаем.

- Ну вот, - сказал Фермер. - Вот мы и сподобились услышать исчерпывающее объяснение. Ну, а почему же вы решили, что иной цели, чем собственное существование, у вас нет?

- Да потому, что цель ставит тот, кто создает. А разве нас кто-нибудь создавал? Может быть, вы нас создали. Фермер?

- Нет, - сказал Фермер. - Потому что фермер не может сказать, что он создал пшеницу. Вначале ее создала природа. А он лишь сеял, отбирал и улучшал. Ухаживал. Жал и сеял снова. Но он не создал. Так же и вас.

- Значит, и цели некому было ставить.

- А вот тут ты уже уклоняешься в сторону. Цели нет, если говорить твоими словами, однако место свое, роль своя, задача своя - есть! Ибо все в природе имеет и начало, и продолжение.

- Это вы о возможности новой, более совершенной расы?

- Мы ведь говорим о людях, а не о тех, кто еще может быть. О людях - таких, каковы они суть. И продолжение человека - это его воздействие на мир, который, в свою очередь, воздействует на него...

- Разве мы не воздействуем?

- Уродуя. Да, этому вы научились. У кого только? Но вернемся к цели. Скажи: кто создал траву?

Ульдемир пожал плечами:
- Никто, естественно. Природа.
- И цели никакой, следовательно, не было.
- Конечно.

- Запомни это. Но вот впоследствии появилась, условно говоря, корова. Кто создал корову? Ну, хотя бы ее предков?

- Тоже никто.

- И тоже без цели. Согласен. Но когда возникла эта самая корова, пищей для нее стала служить трава. Не было бы травы - не было бы и коровы, согласен? Следовательно, цели у травы не было, но задача своя, роль, место в цепи развития мира у нее появились: служить пищей корове. Согласен? Или я неправ?

- Ну, тут, кажется, противоречий нет...

- О, спасибо! Тогда двинемся дальше. Возник человек. И корова, никакой цели в своем бытии, понятно, не преследовавшая, стала, хотела она того или нет, другой разговор, - источником молока, мяса, кожи, тяглом даже... И у нее, значит, появилось свое место в некоей системе, одной из множества. Своя роль. И если корова вдруг изменилась бы - скажем, молоко у нее стало бы ядовитым для человека, - это не могло бы не повлечь изменений в последующем звене. Ну, а дальше? Как с нами самими? Может у человека быть свое место в той же системе развития мира, своя функция, своя задача? Или - все для него, а он, человек, - венец мироздания? Нет, человек, если ты и венец, то пока чаще - терновый... Но если я - предел развития, все для меня, мне на потребу, следовательно, что пожелаю, то и делаю, отчета спросить некому, а цели у меня нет, оттого мне и море по колено... Так что же - значит, все позволено?

- В чем же наша функция? - хмуро спросил Ульдемир. Вовсе не туда уходил разговор, не в ту сторону, куда хотелось бы. Но и уклониться от разговора этого теперь не было возможно.

- Вот наконец-то мы подошли к дельному вопросу. И я постараюсь тебе на него ответить. Но прежде - маленький шаг в сторону. Вы уже в твое время знали, что живете во Вселенной. Но представляли ее себе чрезвычайно примитивно. То ли она существовала вечно, то ли однажды возникла, сформировалась - и на этом почила, видимо. И осталось от всей ее динамики разве что одно пресловутое разбегание галактик. Уютно вы устроились, ничего не скажешь: так и рисуется вам этакая неподвижная Вселенная, основные законы которой вы уже постигли, неизменные, разумеется, законы, то ли возникшие в момент возникновения Вселенной, то ли еще до того существовавшие - словно одни и те же закономерности свойственны миру на всех стадиях его развития... Но ведь не могло быть такого, чтобы мир, развившись до определенного уровня сложности, взял да остановился вдруг в своем развитии. Почему вы не подумали, что мир не стоит, он продолжает меняться? И законы его бытия тоже меняются, неизбежно. Но чтобы всерьез задуматься об этом, надо перестать относиться к миру как к чему-то, от чего можно и нужно только брать, брать, брать: нужно взглянуть на него как на нечто, чему и помогать надо! Потому что мир может изменяться, совершенствуясь, а может и - регрессируя. Не только мир людей - весь вообще мир. Ты скажешь: нет, ведь развитие происходит по программе! Да, ну и что же? Программа есть и в зерне. Но чтобы она реализовалась, нужны условия. Влага, температура, свет, защита от сорняков, вредителей... То есть нужны еще и сторонние воздействия. И вот развитие мира без такой стимуляции тоже происходить должным образом не может. Но поскольку вне мира ничего нет, то и эти стимулирующие силы тоже находятся внутри его, в пределах самого мира, они - его часть. Силы, которые тебе, допустим, легко представить хотя бы в виде полей.

Ульдемир кивнул.

- Ну, раз это понятие тебе знакомо, то представь себе некое поле, в котором развитие, вещества происходит в нужном направлении. Хотя воздействие его и не так очевидно, как, скажем, магнитного поля или гравитационного. Твои современники еще не создали приборов для его обнаружения. Но именно оно... Поле это, надо тебе сказать, существовало не изначально. Оно возникло в процессе развития мира. На определенном этапе. Ты догадался, когда и как?

Ульдемир снова кивнул - медленно, словно сомневаясь.

- Да, да! Вместе с человеком. Только мыслящая материя генерирует его. Вы думаете, что ваш разум влияет на окружающий мир лишь посредством рук и вложенных в руки орудий. Это - малое влияние, в масштабе Вселенной им можно было бы и совершенно пренебречь! А существует, однако же, влияние куда более сильное и непосредственное; и вот вы воздействуете на весь мир, сами того не зная, и в этом ваша - не скажу цель, но функция в мире. А руки у вас не затем, чтобы природу изменять, но - себя! Себя совершенствовать.

- Интересно, - проговорил Ульдемир, сомневаясь. - По-вашему, все получается очень просто, и стоит лишь человеку захотеть чего-нибудь - и все возникнет, как в сказке...

- Ну, это-то пока вам не под силу. Да и не о том речь. Пойми другое: поле, создаваемое вами (если оставаться в рамках ваших представлений), непосредственно влияет, помимо вашего желания, на процессы развития мира - причем влияние это может сказаться где-то на громадном расстоянии, а может и совсем рядом. Но важно вот что: поле это может быть положительным и отрицательным, влиять на мир в нужном направлении или в обратном. Применяясь к твоим понятиям, скажу так: при положительных мыслях и чувствах, переживаемых человеком, возникает поле, действующее так, как нужно, чтобы мир развивался. При отрицательных - наоборот. ЛЮБОВЬ, ДРУЖБА, ТВОРЧЕСТВО, ВСЕ, ЧТО ВЫЗЫВАЕТ В ЧЕЛОВЕКЕ РАДОСТЬ, ВОТ ТО, ЧТО НУЖНО МИРУ.

- Добро, иными словами?

- А ты полагаешь, добро и зло суть понятия относительные, целиком зависящие от уровня сознания! Нет, они естественны, они связаны с развитием мира, начиная с возникновения разума.

- Но ведь человек может испытывать чувство радости по таким поводам, какие никак не назовешь добрыми. Люди-то разные. Радость - убив врага, обманув, украв и не попавшись...

- Может. Но где убийца - там и жертва, и там, где вор или обманщик, тоже без жертв не обойтись. И чувства жертв противоположны по знаку и сильнее по абсолютной величине: так уж устроен человек, что чувства отрицательные, или, как мы тут говорим, Холод всегда сильнее, чем Тепло, и держится дольше: может быть, потому, что радость кажется человеку естественной, она не вызывает в нем такого перепада между тем, что должно быть, и тем, что есть на деле, какой возникает при переживании зла. Наибольшее Тепло рождается, когда радость одних не связана с потерями других, когда второго знака вовсе нет. Вот тогда мир обогащается Теплом в чистом виде, и развитие его от хаоса к порядку убыстряется.

- Чем же оно завершится?
- Этого мы не знаем. Может быть, это известно другим.
- Разве на вас цивилизация не завершается?
Фермер усмехнулся.

- Немного бы она стоила, если бы это было так. Нет... Мы не знаем, чем завершится развитие. Наверное, оно вообще никогда не завершится. Мы видим только ближайшие рубежи. Мыслящая материя, например, - вся материя. Это еще можно представить... Но дело не только в прекрасном будущем. Разве сам процесс достижения цели не может быть прекрасным? Разве не был чудесным миг, когда люди на тех планетах увидели навсегда удаляющиеся смертоносные машины? Мы с Мастером видели, какой взрыв Тепла возник в те мгновения. Жаль, что тебе не дано его видеть. Вы с вашей цивилизацией не уделяете ни малейшего внимания развитию своих способностей, предпочитая те из них, что утрачены или вообще не успели развиться, заменять протезами. А мы вот видим гравитацию, видим магнитные поля и слышим их - и это прекрасная музыка... Но мы снова ушли в сторону. Такие вспышки Тепла, как эта, - явление редкое, они связаны с исчезновением угрозы какой-то глобальной катастрофы, чаще всего самими же людьми и вызванной. Но нельзя же постоянно подвергать угрозам обитаемые миры... Нет, каждому человеку должно быть хорошо и радостно - постоянно, день за днем, поколение за поколением. Каждый день, каждый час жизни должен приносить ему радость. Он должен много трудиться, излучая великую радость творчества, - и делать то, к чему чувствует пристрастие. Я не хуже тебя понимаю, что пахать сохой - не лучший способ растить хлеб. Но если хоть одному человеку именно это доставляет самую большую радость - пусть пашет! И что за беда, если на соседнем поле будут работать машины, а еще на одном хлеб будет расти так, как принято это у многих цивилизаций основного русла: сам собой, без вмешательства человека, но по договоренности с ним. Человек может получать у природы все нужное, не отнимая, но по соглашению с нею; только при этом ему приходится относиться к ней, как к равноправному партнеру и выполнять свои обязанности, понимать ее и беречь... Наш способ дает неизмеримо больше, чем ваш, машинный, а ваш, в свою очередь, куда производительней, чем соха; но если она необходима ему - да обрящет! Потому что нам не хлеб его нужен прежде всего, а его радость жизни, то Тепло, которое дает он, ощущая себя на своем месте в мироздании. Пусть благоденствуют пахарь и капитан звездного корабля - для мира они одинаково ценны. И пусть два соседа делают и думают по-разному, но если дела их добры - они генерируют одно и то же поле - то, что ведет ко благу. Ты понял? Страх, зависть, вражда, подлость, голод, бесправие - вот что дает отрицательные поля, и еще многое другое: предательство, жестокость, нетерпимость. Чем больше человек думает о мире и о своем месте в нем, тем менее способен он на все это. Но заботиться об этом нужно начинать своевременно, подобно тому, как воспитание каждого отдельного человека начинают с первого дня его жизни. А вы решили, что делать машины важнее, а человек как-нибудь и сам обойдется... И я говорю тебе: вы хотите войти в наш мир, большой, развивающийся мир? Научитесь быть людьми, а не персоналом! Чувствовать не шепотом! Любить, не жалея себя! Тогда, повторяю, - тогда придите, и рассудим!

...
Отрывок из книги Владимира Михайлова
"Тогда придите, и рассудим"


С вопросами и предложениями обращаться к Андрею по адресу: Year-2012@yandex.ru
Все материалы доступны для копирования при указании ссылки на сайт.
2006 г.