Год 2012 - самый важный
в истории Человечества и всей Вселенной


Сомневающимся Что произойдет? и Что делать? Мудрость и Знания
Книги Ссылки Новости Вопросы и ответы

Мудрость и Знания

ПУТЕШЕСТВИЕ ДОМОЙ
Майкл Томас и семь ангелов

Роман-притча

Посвящается тем, кто осознал, что любой человек в силах изменить свою жизнь и что дела не всегда обстоят так, как кажется!

Главы 4-6

Глава четвертая
ПЕРВЫЙ ДОМ

Утро выдалось пасмурное, но на душе у Майкла было светло. Остатки своих сбережений он вложил в еду - плотно позавтракал на веранде бистро неподалеку от дома, да еще кое-что сложил в рюкзак. Было непривычно находиться на воздухе в такой час. Обычно Майкл работал весь день напролет, обедал прямо за рабочим столом и выходил из здания фирмы только после того, как солнце скрывалось за домами.

С сумками в руках и рюкзаком за плечами Майкл стоял возле бистро, раздумывая, куда бы направиться. Он знал, что на запад идти нет смысла, ибо там скоро путь ему преградит океан. Значит, нужно шагать на восток, пока не поступит какая-нибудь подсказка. Майкл понимал, что вполне естественно начинать подобное путешествие, полагаясь исключительно на веру, и все же он предпочел бы знать направление более четко.

"Если бы у меня была подсказка: может быть, карта или указатель: - думал Майкл, медленно шагая через пригороды Лос-Анджелеса, где за каждым холмом открывался новый поселок. - А то ведь так можно идти неделями".

Майкл не вполне представлял, куда идет, но упрямо шагал на восток. Около полудня он уселся на обочину, подкрепился припасами из бистро и снова задумался о том, правильно ли он выбрал направление.

- Если ты здесь, мне нужна твоя помощь! - вслух сказал Майкл, обращаясь к небу. - Где те ворота, за которыми начинается путь?

- У тебя будет текущая карта! - произнес прямо на ухо знакомый голос. Майкл встал и огляделся, но никого не увидел. Он узнал голос того ангела, который явился ему в видении.

"Интересно, я это действительно услышал или просто почувствовал?" - пробормотал он себе под нос, испытывая глубочайшее облегчение. По крайней мере, какая-то связь есть!

- И где же ты был так долго? - задиристо спросил Майкл.
- Ты попросил о помогли всего секунду назад, - ответил голос.
- Но я иду уже несколько часов!

- Это твой выбор, - заметил голос. - А где был так долго ТЫ? Кто мешал тебе высказать свой вопрос вслух?

Возвращая Майклу его же претензию, ангел явно веселился.
- Ты хочешь сказать, что я могу получить помощь только тогда, когда попрошу?

- Да. И это очень важный принцип! - ответил голос. - Ты свободный дух, чтимый и могущественный, и можешь идти своим путем, если таков твой выбор. Именно это ты делал всю жизнь. Мы всегда рядом, но действуем только тогда; когда нас просят. Что в этом странного?

Безупречная логика этих слов вызвала у Майкла некоторое раздражение.
- Ладно, куда мне идти? Уже полдень, и я все утро гадал, куда держать путь.

- И угадал правильно, - ответил ангел, и по его тону казалось, что он подмигнул Майклу. - Ворота, откуда начинается путь, - перед тобой.

- Ты хочешь сказать, что я безошибочно шел к ним?

- Не удивляйся, что вышел прямо к воротам. Ты часть целого, Майкл Томас с Чистым Намерением. Стоит немного попрактиковаться, и интуиция всегда будет служить тебе безошибочно, - голос секунду помолчал. - Посмотри вперед, ты стоишь у самых ворот.

Майкл стоял перед высокой живой изгородью, за которой начинался небольшой каньон.

- Я ничего не вижу.
- Посмотри внимательнее, Майкл Томас.

Майкл вгляделся в заросли и действительно разглядел очертания ворот. Он заметил их не сразу, потому что они как бы сливались с кустами, словно сплетенные из ветвей и листьев. Теперь Майкл не смог бы НЕ видеть ворота, даже если бы захотел. Они стали чем-то очевидным! Он на миг отвернулся, а затем снова посмотрел на кусты новым взглядом. Теперь ворота были видны еще отчетливее, чем секунду назад.

- Что происходит? - спросил Майкл, осознав, что его восприятие изменяется.

- Когда незримое становится очевидным, - произнес ласковый голос, - ты уже не можешь вернуться к неведению. Отныне ты будешь ясно видеть все ворота, поскольку выявил намерение увидеть эти.

Хотя Майкл не до конца понял значение сказанного, он был полон желания вступить на избранный путь. Теперь уже нельзя было сказать, что изгородь просто напоминает ворота. Она на самом деле превратилась в ворота! И их очертания прямо на глазах становились все более отчетливыми.

- Чудо! - прошептал Майкл, глядя, как высокая изгородь у него на глазах превращается в самые настоящие ворота. Он даже немного отступил, чтобы не мешать процессу.

- Не совсем так, - заметил голос. - Просто твое духовное намерение немного изменило ТЕБЯ, и тебе стали видны предметы, вибрирующие на твоем новом уровне. Никаких чудес. Так устроен мир.

- Ты хочешь сказать, что мое сознание может изменять реальность? - спросил Майкл.

- Не совсем так, - ответил голос. - Реальность - это сущность Бога, и она неизменна. Твое человеческое сознание лишь раскрывает перед тобой те аспекты реальности, которые ты хочешь постичь. Когда ты изменяешься, перед тобой открываются новые ее грани, и ты по своему желанию постигаешь и используешь их. Однако обратной дороги нет.

Майкл начал кое-что понимать. Но прежде чем пройти через ворота и вступить на новый путь, он хотел задать еще один вопрос. Майкл всегда был готов докапываться до истины - даже если для этого нужно поставить под сомнение голос ангела, звучащий в его уме. Он сформулировал свой вопрос и задал его:

- Ты говорил, что у меня есть свободный выбор. Почему же тогда я не могу вернуться, если таков будет мой выбор? Что, если я захочу отказаться от новой реальности и вернуться в более простой мир? Разве это не свободный выбор?

- Существует аксиома духовной физики, согласно которой невозможно вернуться в менее сознательное состояние. Конечно, можно попробовать, но, отвергнув обретенное просветление, ты утратишь равновесие. На самом деле ты можешь попытаться вернуться. И это тоже было бы проявлением свободной воли. Однако незавидна участь тех, кто игнорирует постигнутую истину, ибо они не в силах долго выдерживать сопряженную с этим двойственность вибраций.

Нельзя было сказать, что Майкл до конца понял духовную информацию, которую передал ему ангел. Однако ответ на свой вопрос он получил. Он понял, что может хоть сейчас развернуться и пойти обратно в город. Выбор за ним. Но всякий раз, подойдя к подобному месту, он будет видеть ворота и знать об их существовании, и попытки игнорировать эти ворота приведут к тому, что Майкл утратит внутреннее равновесие и, несомненно, заболеет. Почему-то все это казалось вполне естественным, и Майкл искренне хотел двигаться именно вперед, а не назад, поэтому, подняв свои сумки, он прошел через ворота и вступил на тропу, которая знаменовала начало его путешествия. Это была обычная каменистая тропинка, какие обычно идут по дну каньонов. Майкл был возбужден и шел быстро, поэтому ворота скоро остались далеко позади.

Как только Майкл прошел через ворота, вслед за ним проскользнула темная сумрачная зеленоватая фигура. Где проходило ОНО, там никли кусты и травы, и если бы Майкл шел не так быстро, то почувствовал бы чужое присутствие по исходящему от НЕГО смраду. ОНО кралось вслед за Майклом Томасом, стараясь оставаться незамеченным, но и не теряя восторженного путника из вида. Проворное и ловкое, словно призрак, ОНО противопоставляло восторгу и ликованию Майкла равносильную ненависть и злонамеренность. Но Майкл не имел ни малейшего представления о ЕГО существовании.

Вскоре после того, как Майкл вступил на тропу, пейзаж и общая атмосфера очень сильно изменились. Нигде не виднелись ни строения беспорядочно разросшегося Лос-Анджелеса, ни бесчисленные пригородные особняки, окружающие город. На самом деле не было никаких признаков цивилизации: ни телефонных столбов, ни самолетов, ни мостов автострад. Майкл с нетерпением шагал по расстилавшейся перед ним тропе, словно ребенок, разворачивающий упаковку с рождественским подарком, - все вперед и вперед, ни о чем не думая, - но теперь он стал понемногу осознавать, что все глубже проникает в совершенно новый мир. Это путешествие уводило его в реальность, разительно отличающуюся от той, которую он только что покинул. Майкл предположил, что попал в некое пространство между землей и небесами, где ему предстоит начать свое духовное обучение - которое, как он полагал, должно подготовить его к великой награде - возвращению домой. Тропа постепенно расширялась, и теперь ее уже можно было назвать проселочной дорогой. Она была метр-полтора шириной, без каких бы то ни - было отпечатков следов, и по ней было очень легко идти.

Вдруг Майкл резко обернулся. Что это? Он заметил, как что-то темно-зеленое стрелой метнулось в сторону и скрылось за большим валуном. "Должно быть, местная живность", - подумал Майкл. Пройденная дорога казалась зеркальным отражением дороги впереди: извилистая тропа, сбегающая с пригорка на пригорок и исчезающая вдали. Среди роскошных трав тут и там росли деревья и виднелись скалистые выступы. Цветочные полянки оживляли ландшафт яркими мазками, словно специально нанесенные в нужных местах на безупречный холст природы.

Майкл остановился отдохнуть. Часы он не брал, но по положению солнца прикинул, что было около двух часов дня - пора обедать. Майкл сел у дороги и уничтожил последние остатки еды. Оглядевшись, он заметил, как тихо кругом.

"Птиц не видно, - подумал он. Затем внимательнее вгляделся в пыль под ногами. - И насекомых тоже. Очень странное место". Майкл задумался. Вдруг его волосы потревожил порыв ветра. "Хотя бы воздух тут есть!" Майкл посмотрел в небо и увидел чистейшую голубизну погожего дня.

Майкл вспомнил, что в его рюкзаке совсем не осталось еды, но не сомневался, что Бог даст ему пропитание. Он вспомнил историю о Моисее, сорок лет водившем народ Израиля по пустыне. Согласно преданию, эти странники питались манной небесной. Майкл задумался, правда ли это. "Вероятно, в семьях, шедших с Моисеем, было немало упрямых подростков, под стать современным", - подумал Майкл. Он представил себе, как молодые люди жалуются родителям: "Эй! Мы проходим мимо этой скалы уже восьмой раз с тех пор, как я был маленьким! Как вы можете верить этому Моисею? Он водит нас по кругу! Пустыня не может быть такой огромной! Вы слышите?"

Майкл рассмеялся, подумав, не увидит ли он вскоре тот же: валун, мимо которого прошел только что. Возможно, и он ходит по кругу! Ведь Майкл, подобно израильтянам в пустыне, не знает, куда направляется, - и еды у него тоже нет! Заметив такое сходство, Майкл снова засмеялся.

Возможно, это была награда за смех, или просто пришло время, но за следующим поворотом непрестанно расширяющейся грунтовой дороги Майкл увидел его. Дом ярко-синего цвета. "Ну и ну! Если бы это увидел Фрэнк Ллойд Райт , он бы просто взвыл от возмущения! - подумал Майкл с усмешкой. - Надеюсь, я никого не обижаю: просто никогда еще не видел таких ярко-синих домов". Дорога почти вплотную подходила к крыльцу, поэтому Майкл не сомневался, что именно здесь ему предстоит сделать первую остановку: никаких других строений поблизости не было.

Подойдя к дому поближе, Майкл разглядел, что он был не просто синего, а кобальтового цвета и как бы слегка светился изнутри. Свернув с дороги на тропку, ведущую к порогу, Майкл увидел небольшую табличку с надписью "ДОМ КАРТ". А ведь совсем недавно он мечтал именно о карте! Теперь будет попроще. Возможно, оставшаяся часть путешествия сулит меньше неопределенности. Подробная карта местности стала бы очень ценным подспорьем в этой чужой стране.

Внезапно дверь открылась и на порог вышло прекрасное синее существо, точно такого же цвета, как и сам дом! Очевидно, это была ангельская сущность, ибо, подобно ангелу из видения, существо было исполинского роста - гораздо выше человеческого. Ангела окружала атмосфера величия и запах цветов. Как и в предыдущем случае, Майкл отчетливо ощущал аромат ангела! Синий обратился к человеку:

- Приветствую тебя, Майкл Томас с Чистым Намерением! Мы тебя ждали.

В отличие от ангела из видения, у этого существа было лицо, постоянно сохранявшее выражение довольства и радости, независимо от того, что говорил ангел. Майкл был рад компании и хотел проявить почтение, соответствующее ситуации. Он поприветствовал ангела.

- Приветствую и я тебя, о великий Синий, - тут Майкл прикусил язык. А что, если ангелу не понравится, что его называют синим? Что, если ангел только кажется ему синим в силу особенностей человеческого восприятия, а на самом деле он совсем другой? Возможно, его истинный цвет вообще не имеет ничего общего с синевой! У Майкла просто перехватило дыхание от потока этих "что, если", которые пронеслись в его человеческом уме.

- Я синий для всех сущностей, Майкл Томас с Чистым Намерением, - задумчиво произнес ангел, - и я с радостью принимаю твое приветствие. Добро пожаловать в Дом Карт, и приготовься к тому, что тебе придется провести здесь ночь.

На этот раз Майкл обрадовался, что Синий прочел его мысли - или как там говорил первый ангел? Он их почувствовал? В любом случае Майкл был доволен, что не обидел хранителя первого дома.

Майкл и синий ангел, две несоразмерные сущности, вошли в синий дом. За дорогой чуть левее входа в дом рос куст. Из его густых ветвей на закрытую дверь пристально смотрели два огромных злобных свекольно-красных глаза. Эти глаза не теряли бдительности. Они не ведали усталости. Их хозяин безмолвен и бесконечно терпелив. Он ни на миг не отведет взгляда от двери и не прикроет век до тех пор, пока Майкл Томас не выйдет из дома, чтобы продолжить свой путь.

Войдя, Майкл на миг застыл в изумлении. Внутри дом оказался просто необъятным! Казалось, ему нет конца, хотя снаружи он выглядел как маленький скромный домишко. Майкл вспомнил, как первый ангел говорил, что вещи не всегда таковы, как кажутся, и, очевидно, в данном случае он столкнулся с одним из проявлений новой реальности его сознания. Майкл задумался об особенностях своего нового восприятия. Есть ли в этом какое-то скрытое значение?

Майкл шел вслед за ангелом по огромным залам Дома Карт. Интерьер напоминал первоклассную библиотеку, вроде знаменитых книгохранилищ Европы, где хранятся бесценные древние манускрипты. Однако вместо полок с книгами тут были десятки тысяч круглых отверстий в деревянной панели, где, по-видимому, находились свитки. Казалось, стены вздымаются до самых небес, и в каждом зале, куда они входили, Майкл видел уходящие вверх ряды отверстии. Ему пока не представился случай разглядеть эти отверстия с близкого расстояния, однако можно было предположить, что там лежат карты, ибо на это указывало название дома. Но зачем столько карт? Казалось, путешествию по залам не будет конца, и по пути им не встретилась ни одна живая душа.

- Мы здесь одни? - спросил Майкл. Ангел обернулся к нему и усмехнулся.

- Все зависит от того, что означает для тебя слово "одни". Ты видишь вокруг контракты каждого человека на планете, - сказал ангел и снова зашагал вперед.

Майкл так и застыл на месте, ошеломленный словами синей сущности. Ангел неспешно удалялся. Почувствовав, что спутник отстал, хозяин дома остановился и терпеливо подождал Майкла. Он ничего не сказал.

К высоким стенам из бесконечных рядов деревянных ячеек со свитками были приставлены длиннющие лестницы. Ангел сказал, что здесь хранятся контракты: Что бы это значило?

- Я абсолютно ничего не понимаю! - воскликнул Майкл, поравнявшись с ангелом.

- В ходе путешествия поймешь, - ответил ангел ободрительным тоном. - Ничего страшного тут нет. Все в порядке. Твой визит достоин почтения, и мы его ожидали. Твое намерение чисто, и все мы видим это. Расслабься и наслаждайся нашей любовью.

Слова Синего успокоили Майкла. Ни одна сущность во всей Вселенной не смогла бы сказать ничего более приятного в данной ситуации. Кажется, он чувствует что-то совсем новое? Первый ангел тоже посылал Майклу подобные вибрации любви, но теперь он эмоционально реагировал намного сильнее, чем тогда.

- Прекрасно ощущать себя любимым, не правда ли; Майкл? - синий ангел повернулся к Майклу. Он стоял к человеку лицом, возвышаясь над ним на целую голову.

- Что это за чувство? - тихо спросил Майкл. - Я вот-вот заплачу.
- Ты переходишь к более высоким вибрациям, Майкл.

- Я не понимаю, что это значит. Гм: у вас есть имя, сэр? - Майкл снова забеспокоился, не обижает ли он ангела. Вдруг это она? Майкл не разбирался в подобных вещах, но поведение и внешний вид сущности вполне позволяли предположить, что это женщина.

- Называй меня просто "Синий", - сказал ангел, подмигнув Майклу. - У меня нет пола, но из-за роста и голоса ты склонен воспринимать меня как мужчину. Вот и обращайся ко мне как к мужчине. Все нормально, - Синий сделал паузу, чтобы Майкл смог усвоить сказанное, затем продолжил. - Твоя человеческая клеточная структура может функционировать на разных частотах, Майкл. Допустим, что привычные тебе с детства вибрации принадлежат к первому диапазону частот. Однако в ходе этого путешествия для достижения поставленных целей тебе придется дойти до шестого или седьмого диапазона. Сейчас ты переходишь на уровень вибраций, который я назову вторым диапазоном - за неимением более подходящего названия. Как тебе уже говорили, с каждым диапазоном человек обретает более полное осознание подлинной реальности Бога. То, что ты ощущаешь сейчас, - это осознание любви. Любовь обладает плотностью, Майкл. У нее есть определенные физические свойства и мощность. Новая частота вибраций позволит тебе чувствовать ее более отчетливо, чем до сих пор. Любовь - это сущность родного дома, куда ты стремишься. И в каждом из домов, которые ты посетишь по дороге, твое ощущение любви будет усиливаться.

Майклу нравилось слушать Синего. До сих пор ему никто не объяснял подобные вещи настолько вразумительно.

- Ты учитель? - спросил Майкл.

- Да. Ангелы каждого дома выполняют именно эту функцию. Кроме последнего. Я преподам тебе истины, относящиеся к моему дому. Это же касается и остальных ангелов. К концу пути ты обретешь намного более широкое, чем сейчас, представление об истинном устройстве Вселенной. Моя задача состоит в том, чтобы вручить тебе нечто, что ты заслужил, высказав намерение пуститься в этот путь. Ты пришел в мой дом, чтобы получить карту твоего контракта. Завтра рано утром я передам тебе эту карту и отвечу на некоторые твои вопросы. Затем ты пойдешь дальше. Этот дом оказался первым на твоем пути не случайно, ибо здесь ты получишь помощь для дальнейшего путешествия. А пока я прошу тебя принять от нас в дар пищу и ночлег.

Майкл снова пошел вслед за Синим, который теперь казался ему близким другом. Они вошли в прекрасный внутренний садик, где аккуратными рядами росли всевозможные фрукты и овощи. Свет, как и в прочих комнатах, падал через окна в крыше. Воздух был напитан ароматами плодов. Кроме того, откуда-то из соседних комнат доносился запах свежеиспеченного хлеба.

- Кто за всем этим ухаживает? - спросил Майкл. - Я никого, кроме тебя, тут не видел: а тебе нужна пища?

- Б каждом доме есть подобные комнаты, Майкл. Нет, нища мне не нужна. Этот сад выращен исключительно для людей, идущих тем же путем, что и ты, которые проводят здесь время, необходимое для обучения. За садом ухаживают многие сущности - просто ты их сейчас не видишь. Пока идешь путем знания, ты не останешься без пищи, ухода и крова. Давая питание и ночлег, мы чтим тебя и твое намерение.

У Майкла появилось удивительное ощущение, что он окружен заботой. И они направились в другие комнаты - человек и синяя сущность. Наконец они пришли в уютную спальню. Кровать под роскошным балдахином, застеленная кружевным покрывалом, так и звала усталое тело Майкла в свои объятия. Взбитые подушки манили его, суля уют и покой глубокого сна. Майкл удивился, насколько тщательно здесь подготовились к его приходу.

- И это все для меня? - спросил он изумленно.

- Для тебя и других, Майкл. Мы сделали это для всех, кто выказал такое же намерение, как и ты.

В соседней комнате Майкла ждал пир, явно слишком большой для него! Он никогда не видел такого разнообразия изысканных блюд - один человек ни за что не смог бы съесть столько пищи.

- Ешь сколько хочешь, Майкл, - подбодрил его ангел. - Ничто не пропадет. Но не переедай. И не поддавайся искушению взять что-то с собой. Это испытание: Его смысл ты поймешь позже.

Синий вышел из комнаты, оставив человека одного. Майкл, не медля, поставил свои сумки, уселся за стол и принялся за трапезу. Редко ему удавалось так славно покушать. Стараясь не объесться, он наполнил желудок отменной пищей. Глаза начали слипаться. Майкла охватило чувство довольства и уюта, какого он не испытывал с самого детства, когда был окружен родительской заботой.

"Эх, было бы так всегда!" - подумал Майкл. Ради этого чувства стоило жить на земле. Майкл встал из-за стола, подумав, что разберется с грязной посудой утром. Он очень устал! Ему едва хватило сил сбросить с себя одежду и повесить ее на крючки на стене. Он упал на кровать, и скоро его окутал теплый кокон крепкого сна.

Утро было безмятежно тихим. Майкл чувствовал себя совершенно отдохнувшим. Умывшись, он направился в столовую и обнаружил, что оставленная с вечера посуда прибрана, а на столе стоит отменно приготовленный завтрак! На самом деле этим утром его разбудил аромат яичницы, картофеля и свежеиспеченного хлеба. Майкл насладился трапезой в одиночестве. Сейчас, оставшись наедине с собой, он снова задумался, уместна ли была его просьба отправиться домой.

"Хорошо ли мое стремление покончить с земным существованием? - спрашивал он себя. - А как же остальные люди, по-прежнему живущие на Земле? Они не смогут ощутить более высоких уровней вибрации, которые обрету я. Справедливо ли это?" При мысли о друзьях и сотрудниках им овладела печаль. Даже судьба бывшей любимой тревожила его теперь!

"Что происходит? - удивился Майкл. - Я сочувствую абсолютно всем. Раньше такого не было. А ведь это больно! Мне грустно оттого, что у меня есть то, чего нет у других. Означает ли это, что я избрал неверный путь? Может быть, следует вернуться?"

- Ты неизбежно должен был задаться этими вопросами, Майкл, - сказал Синий, внезапно появившийся в дверях и снова настроившийся на его чувства. Майкл вздрогнул от неожиданности, однако он был рад появлению ангела и приветливо кивнул.

- Поговори со мной об этом, Синий, - попросил Майкл. - Мне нужен совет. Меня одолевают сомнения, правильно ли я поступил.

- Чудны дела Духа, Майкл Томас с Чистым Намерением, - сказал Синий. - И вот аксиома человеческого просветления: прежде всего позаботься о себе, и величие твоего путешествия синхронно передастся окружающим, ибо намерение одного всегда влияет на многих.

- И снова я не до конца понимаю, Синий, - смущенно произнес Майкл.

- Пусть даже пока ты не понимаешь этого, Майкл, твои действия повлияют на других - подтолкнут их к собственным решениям, которые они не приняли бы, если бы ты не решил оказаться здесь сейчас. Поверь, что это правда, и не упрекай себя.

Майкл почувствовал, как с его души свалился груз. Синий не мог до конца объяснить ему механику духовных процессов, но заверения ангела оказалось достаточно, и Майкл теперь мог продолжать свой путь более уверенно.

Он взял свои вещи и вышел из покоев. Человек и ангел снова оказались в огромном зале и пошли по направлению к двери, через которую Майкл вчера попал в этот дом. Синий медленно шел позади человека, с восторгом озирающего великолепный интерьер. Ангел ничего не сказал, заметив рогалики, торчащие из рюкзака Майкла.

- Куда мы направляемся? - спросил Майкл. - Я правильно иду?

Он знал, что должен получить свою личную карту, и предпочел бы, чтобы Синий пошел впереди.

- Можешь остановиться, - сказал Синий. Они находились посреди огромного расписного синего зала. Синий молча подошел к одной из прислоненных к стене лестниц. - Подойди сюда, Майкл.

Майкл подошел. Синий велел ему взобраться на очень высокую лестницу и отыскать отсек со своей картой. Поднимаясь по лестнице, Майкл заметил, что все отсеки подписаны. Собственно, возле каждого было по две надписи - одна напоминающая арабскую вязь и другая латиницей. Отсеки были расположены не в алфавитном порядке, а по какому-то другому принципу, непонятному для Майкла. Синий же, несомненно, прекрасно ориентировался в своем хозяйстве, ибо он точно указал Томасу, где находится его карта, и теперь Майкл находился не более чем в метре от этого места.

Наконец он ее нашел. Ячейка с надписью "Майкл Томас", а рядом все те же странные буквы. "Должно быть, это ангельский язык", - подумал Майкл. Ангел велел ему не смотреть по сторонам, но лишь взять свиток из своей ячейки и спускаться. Майкл взял свиток и уже начал путь вниз, когда его взгляд упал на другую группу имен. Его сердце едва не остановилось. Отец с матерью были здесь же! Ячейки сгруппированы по семьям! Вот как организована духовная система в этом зале. Майклу было строго запрещено трогать чужие свитки, но он немного замешкался, читая имена, которые ничего ему не говорили. "Почему эти имена оказались рядом с моей семьей?" - подумал он.

- Майкл? - окликнул его Синий.

- Спускаюсь, сэр, - сказал оробевший Майкл. Синий знал, о чем он думает, но Майкл не задал свой вопрос, опасаясь нарушить правила этикета в этом священном месте. Майкл неохотно спустился по лестнице и вручил свиток Синему. Синий долго смотрел на человека, но в этом пристальном взгляде ничего не было скрыто. В нем была только благодарность за то, что Томас с уважением отнесся к священным правилам системы, и Майкл сочувствовал, как Божья любовь пронизывает все его существо. В процессе этого бессловесного общения и человек, и ангел широко улыбались. Майкл почувствовал, что слова больше не нужны! Казалось, он может сообщить Синему все, что хочет, не произнося ни звука. "Очень странно!" - подумал Майкл.

- Тебе предстоит встретиться и с более странными вещами, - ответил на его мысли Синий.

"Чертовщина! - подумал Майкл. - Ничего не остается незамеченным". Ангел проигнорировал последние мысли человека и положил небольшой свиток на стол. Затем повернулся к Майклу лицом.

- Майкл Томас с Чистым Намерением, - сказал Синий официально, - это твоя жизненная карта. В той или иной форме ты отныне всегда будешь носить ее с собой. Мы преподносим ее с любовью, и она станет одним из самых ценных предметов, какие у тебя будут.

Майкл почему-то вдруг вспомнил слова первого ангела о том, что новая энергия будет намного более текущей, чем прежняя. И у него возник вопрос.

- А карта текущая?

- Больше, чем тебе хотелось бы, - загадочно ответило высокое синее существо. Майклу показалось, что ангел с трудом сдерживает улыбку.

Синий вручил человеку карту и жестом пригласил его взглянуть на нее. Майкл взял свиток и на миг прижал его к груди, радуясь подарку, как ребенок. Он чувствовал значимость этого священного момента и развернул карту так торжественно, что Синий улыбнулся. Ангел знал, что будет дальше.

Все восторги и ожидания исчезли, как только Майкл развернул небольшой свиток. Это был чистый лист! Или не ее всем? В самом центре можно было разглядеть небольшую группу слов и символов. Майкл склонился над картой и вгляделся в обозначения. Посередине была маленькая красная точка, на которую указывала стрелка. Возле этой точки стоял, подпись: "ТЫ ЗДЕСЬ". Рядом был схематически изображен домик с подписью "Дом Карт". Пару сантиметров вокруг точки занимала исключительно подробная карта местности включая тропу, по которой пришел сюда Майкл. Затем карта заканчивалась! Карта изображала только нынешнее местонахождение Майкла и подробный план местности метров на сто во все стороны.

- Это что? - спросил Майкл не особенно почтительно. - Это такая ангельская шутка, да, Синий? Я пришел в Дом Карт только для того, чтобы получить дивный священный свиток, который показывает мне: что я нахожусь в Доме Карт?

- Дела не всегда обстоят так, как кажется, Майкл Томас Чистым Намерением. Прими этот дар и храни его у себя, - Синий на самом деле не ответил на вопрос.

Майкл интуитивно чувствовал, что расспрашивать дальше нет смысла, поэтому он свернул бесполезную карту и сунул ее в рюкзак. Он был явно разочарован. Синий провел человека к двери и первым вышел на крыльцо. Майкл следовал за ним. Ангел повернулся к Майклу лицом.

- Майкл Томас с Чистым Намерением, прежде чем ты продолжишь свой путь домой, я должен задать тебе один вопрос.

- Какой вопрос, мой Синий друг? - спросил Майкл.

- Майкл Томас с Чистым Намерением, любишь ли ты Бога? - Синий был совершенно серьезен.

Майклу показалось странным, что первый ангел задал этот же вопрос, причем почти таким же тоном. Человеку стало интересно, в чем смысл этих повторений.

- О мой несравненный синий учитель, поскольку тебе ведомо мое сердце, ты знаешь, что я воистину люблю Бога, - давая этот искренний ответ, Майкл смотрел ангелу в лицо.

- И это так, - сказал Синий. Затем он вернулся в синий дом и плотно закрыл за собой дверь. Майкл чувствовал себя как после внезапно прервавшегося телефонного разговора. "Интересно, у этих ребят вообще не принято прощаться?" - подумал он.

* * *

Погода была приятная, ласковая. Майкл накинул на плечо рюкзак с прихваченным из синего дома хлебом, взял в руки сумки и зашагал по грунтовой дороге туда, где его ждал еще один дом знаний. Майкл начал вспоминать все смешные моменты, которые ему довелось пережить в Доме Карт. "Это же надо, придумать карту, которая показывает только то место, где ты находишься в данный момент! Вот ведь бесполезная вещь. Я и сам знаю, где нахожусь! До чего смешная страна!" - думал Майкл.

Горы вторили эхом радостному смеху Майкла Томаса с Чистым Намерением, который щедро делился своей радостью с деревьями и камнями, встречавшимися ему на пути домой. И еще его смех долетал до бородавчатых зеленых ушей темного существа, крадущегося метрах в двухстах позади него. Майкл ничего не знал об этой сумрачной тени, терпеливо дожидавшейся его у дверей дома и теперь снова преследующей его по пятам. Темная сущность была не из этих краев. Ей не требовалось ни пищи, ни сна. Она не знала радости - у нее была только решимость не допустить, чтобы Майкл когда-либо добрался до последнего дома. У чудовища была цель, и оно неотступно следовало за Майклом Томасом с Чистым Намерением.

Глава пятая
ВТОРОЙ ДОМ

Довольно скоро Майкл понял, что его путь не всегда будет таким простым, как до сих пор. Томас бодро шагал по дорожке, и ему даже в голову не приходило, что, возможно, когда-нибудь он окажется на распутье и будет вынужден выбирать направление. К тому же Майклу не давало покоя интуитивное ощущение, что за ним кто-то следит.

И вот теперь он понял, что без проблем не обойдется: вдалеке отчетливо виднелась развилка. Ему придется выбирать, какой дорогой идти. Майкл остановился и пожал плечами, растерянно глядя туда, где дорога разделялась надвое.

"Это что еще такое? - подумал он. - Откуда мне знать дорогу в этой чужой стране цветных домов и ангелов?" Человек не ждал ответа; поскольку вопрос был риторическим, к тому же он не задавал его вслух. Однако ему стало беспокойно. Затем Майкл вспомнил о карте.

Он присел на траву у дороги. Карта лежала в рюкзаке вместе с хлебом. Как только он снял рюкзак с плеча, чтобы достать карту, в нос шибанул отвратительный запах, едва не сваливший Майкла с ног. "Что это там протухло?" - вслух спросил Майкл, обращаясь к самому себе.

Смрад был настолько сильным, что Майклу даже не хотелось видеть, в чем причина. Запах имел явно органическое происхождение, и Майкл догадался, что он исходит от хлеба. Так и оказалось.

Майкл аккуратно достал из рюкзака карту, обращаясь с ней, как с драгоценным даром, и надеясь, что смрад не повредил этому священному, хотя, похоже, и бесполезному предмету. Карта была цела, однако с хлебом дела обстояли иначе. Майкл вытряхнул содержимое рюкзака на землю и непроизвольно поморщился.

На земле лежали сгнившие остатки булочек и хлеба - казалось, они пролежали несколько месяцев в духоте и сырости тропического леса. Полуразложившиеся куски были черны от плесени, и Майкл в первый и последний раз увидел в этой удивительной стране живность - тысячи червей и личинок. Они копошились, словно город в час пик! Майкл отбросил рюкзак в сторону и вскочил на ноги. "Хлеб не падаль! - подумал он. - Это не мертвая плоть! Как такое возможно? Кроме того, я ушел из дома всего несколько часов назад! Даже мясо не испортилось 6ы так быстро. Что происходит?"

Зажав пальцами нос, Майкл склонился и стал разглядывать то, что осталось от хлеба. Черная копошащаяся масса разлагалась прямо на глазах. Он наблюдал, как мелкие мерзкие твари доели остатки отвратительного распадающегося месива, - а затем сожрали друг друга! Майкл с отвращением отвернулся от жуткого зрелища, и тут его внимание привлекло какое-то движение позади.

"Да, там что-то есть!" Он, несомненно, видел, как зеленая смутная тень метнулась в сторону кустов, стараясь скрыться от его взгляда. По спине Майкла пробежали мурашки. Он интуитивно почувствовал, что возвращаться и выяснять, что это такое, опасно, поэтому остался на месте. Развилка на дороге? Какая-то тварь, очевидно, преследующая его? Что творится в этом священном месте? И что случилось с хлебом?

Он снова обратил свой ошеломленный взор к отвратительной куче у обочины и с изумлением обнаружил, что видит перед собой только кучку пыли! Ни червей, ни хлеба, ни смрада. Хлеб вернулся к своему истоку, и теперь пыль разлеталась под легким ветерком, чтобы окончательно смешаться с землей.

Что все это значит? Ангел предупреждал его не брать с собой пищи, но Майкл не думал, что это распространяется даже на хлеб в дорогу! Возможно, предметы, находящиеся в домах, имеют особую структуру и в дороге скоро разлагаются? Он тревожно посмотрел на карту и осторожно взял ее двумя пальцами, опасаясь, что на ней случайно остались черви. Карта была целой и совершенно чистой - в точности такой же, какой Майкл положил ее в рюкзак. Он ничего не понимал. Карта лежала рядом с гниющей пищей, однако на ней не осталось никаких следов. Тогда Майкл поднял отброшенный в сторону рюкзак и нерешительно понюхал его. От ужасного смрада, который минуту назад едва не вывернул его наизнанку, не осталось и следа. Томас не представлял, как такое могло произойти, но извлек из этих событий важный урок: никогда больше не выносить пищу из домов, которые ему придется посетить на этом пути.

Тут Майкл снова заметил позади движение! Им овладела тревога. Нужно пошевеливаться! Майкл был в отчаянии. Он развернул карту в надежде, что она подскажет, куда свернуть на развилке. На карте была снова обозначена красная точка "ТЫ ЗДЕСЬ" плюс изображение окружающего ландшафта - и больше ничего. Бесполезная бумажка не показывала даже саму развилку!

- А, чтоб тебя! - выкрикнул Майкл. Брань казалась совершенно неуместной в этой стране, но все же в ней хоть как-то отразилось разочарование Майкла.

- Ну и карту ты дал мне, Синий!

И снова человек различил позади себя движение. Оно приближается? Почему Майкл его не видит? Как ему удается так быстро скрываться? Что это такое? В мозгу Майкла включился сигнал тревоги, он быстро встал на ноги и спешно пошел вперед, оглядываясь на каждом шагу. Призрачная тень больше не попадалась ему на глаза. Откуда она знает, когда Майкл собирается обернуться? Человек постоянно ускорял шаг, пока не перешел на спортивную ходьбу. Преследующая его сущность не отставала. Майкл еще ни разу не ходил так быстро в этой удивительной стране, и очень скоро преодолел полкилометра, отделявшие его от развилки. Ему было страшно.

Он остановился на распутье, тяжело дыша от быстрой ходьбы и от страха. У Майкла не возникло никаких догадок относительно того, куда свернуть, и сейчас он пребывал в полнейшей растерянности. Он стоял на развилке, охваченный паникой. Обратив взгляд к облакам, Майкл отчаянно крикнул:

- Синий! Куда идти?

На самом деле Томас не рассчитывал услышать ответ, поэтому тихий голос, звучавший, казалось, прямо у него в голове, немало удивил его.

- Воспользуйся картой, Майкл. Быстро!

Хотя Майкл смотрел на карту всего несколько минут назад, ему было некогда подвергать этот совет сомнению или логическому анализу. Он быстро развернул свиток. Красная точка ТЫ ЗДЕСЬ находилась там же, где и прежде. Она ни на миллиметр не сдвинулась с центра карты. Но что это? Майкл приблизил; свиток к глазам. На пергамент со лба капал пот.

Красная точка находилась у самого разветвления дороги! Как и обещал ангел, карта оказалась текущей - ведь в данный момент времени Майкл действительно стоял именно на развилке. И на развилке карты была стрелка, указывающая вправо!

Майкл не колебался ни секунды. Складывая карту, он повернул направо и быстро двинулся по взбегающей на небольшой пригорок дороге. Он снова то и дело оглядывался, чувствуя, что преследователь идет за ним буквально по пятам. Таясь за кустами и камнями, зеленая сущность неотступно следовала за Майклом и ускоряла шаг вместе с ним. Поднявшись на пригорок, человек облегченно вздохнул. Вдали виднелся очередной дом! Он понял, что спасен. Под пристальным взглядом злобных глаз Майкл еще немного ускорил шаг и теперь уже просто бежал вниз по дорожке к дому, где его ждала защита, кров и пища.

Темная злая сущность, преследовавшая человека, была вне себя от ярости! Замешкайся Майкл чуть дольше на развилке, и ОНО бы его схватило! Кипя от злости из-за упущенной возможности, ОНО устроилось высоко в ветвях дерева неподалеку от ярко-оранжевого дома, куда только что вошел Майкл Томас. На этот раз гадкому чудищу предстояло долгое ожидание. Однако ЕГО это не пугало.

* * *

Внутри оранжевого дома, возле самых дверей, путника уже ждал ангел. Майкл еще не пришел в себя, когда Оранжевый, - как уже про себя окрестил его гость, - обратился к нему со словами:

- Приветствую тебя, Майкл Томас с Чистым Намерением! Мы ждали тебя.

- И я тебя приветствую! - ответил Майкл, переводя дух. Хотелось надеяться, что голос не выдает облегчения, которое он испытал, войдя в дом. Майкл дрожал. Он еле сдерживался, чтобы не обнять огромную оранжевую сущность, стоявшую перед ним. Он был очень рад, что снова оказался в безопасности.

- Иди за мной, - сказал оранжевый исполин и пошел вглубь ДОМА ДАРОВ И ИНСТРУМЕНТОВ". Майкл проверил, закрыл ли он за собой дверь, и пошел вслед за ангелом, все еще дрожа и отдуваясь после пережитого несколько секунд назад. Человеку было страшно, и его ум был переполнен вопросами об этой удивительной стране, полной контрастов и неожиданностей.

Как и прежние ангелы, Оранжевый излучал величие. Майкл снова был изумлен размерами сущности и излучаемой ею добротой. Майкл чувствовал, что этот ангел, как и предыдущие, встретил его радушием и любовью. "Они все словно сделаны из одного теста", - подумал человек.

- На самом деле мы принадлежим к одной семье, - сказал ангел.

Майкл ужаснулся тому, как быстро он забыл об особенностях общения с этими духовными существами.

- Извини, - только и смог выдавить из себя Майкл. Оранжевый остановился и обернулся к нему. Он взглянул на чело века с Недоумением. Майкл смотрел ему прямо в лицо.

- Извини? - ангел сделал паузу. - За то, что ты сделал мне комплимент? За то, что напомнил о моем величии? За то, что ощутил нашу любовь? За то, что ты интересуешься, кто мы такие? - ангел улыбнулся. - К нам приходит много гостей, Майкл Томас. Из всех, кто до сих пор входил в оранжевый дом, ты задал наименьшее число вопросов.

- Еще не вечер, - ответил Майкл со вздохом. Он хотел расспросить ангела об ужасных переживаниях в последние минуты пути. Что за сущность гналась за ним? Ангел почувствовал, что у человека возникли эти вопросы.

- Я не могу рассказать тебе обо всем этом, Майкл, - сказал ангел.

- Не можешь или не хочешь? - спросил человек почтительно. Он понимал, что это риторический вопрос, поэтому сразу продолжил. - Я знаю, что ты знаешь.

Майкл немного поразмыслил и решил обрушить на ангела шквал вопросов и попытаться прижать его к стенке.

- Когда ты мне об этом расскажешь? - выпалил он.
- Ты знаешь больше, чем я, - парировал ангел.
- Как это возможно?
- Здесь не все так, как кажется.
- Будет ли оно ждать меня на выходе?
-Да.
- Оно отсюда родом? Это чудище выглядит неуместно в духовном царстве.
- Оно вправе находиться тут - так же, как и ты.
- Оно может причинить мне вред?
-Да.
- От него можно защититься?
-Да.
- Ты мне поможешь?
- Именно для этого я здесь.
Майкл прекратил допрос. Ангел молча стоял перед ним.

Ответы Оранжевого убедили Майкла, что тот знает все. Он немного расслабился. "Если он все знает, значит, смогу узнать и я, - сказал себе человек. - Наберусь терпения. Несомненно, со временем мне откроется больше. Видимо, так уж здесь заведено". Он вспомнил, насколько бесполезной казалась ему карта всего лишь час назад и как она спасла его в минуту опасности.

- Бог, знаешь ли, очень текущ, - заметил ангел, едва сдерживая смех. Он снова настроился на мысли Майкла. Оранжевая сущность развернулась и направилась вглубь дома. Томас пошел следом.

- Я начинаю к этому привыкать, - заметил Майкл. - Ты получаешь то, что тебе необходимо, в тот самый миг, когда это необходимо, правильно?

- Что-то вроде этого, - ответил Оранжевый. - Люди обладают низкими вибрациями и живут в линейной системе временных координат, - очевидно, этот ангел тоже был учителем. - Но у ангелов система координат другая.

- Как же воспринимаешь время ТЫ? - спросил Майкл.

Они проходили через какой-то склад. Склад? Этот дом, как и предыдущий, изнутри был огромным. Майкл с изумлением озирал комнаты с потолками в 15 метров высотой. Вдоль стен рядами громоздились ящики.

- Для нас нет ни прошлого, ни будущего, - ответил ангел. - Вы ощущаете время как движение по прямой, а мы как вращение по часовой стрелке, а мотор, обеспечивающий это движение, покоится в центре. Мы всегда можем обозреть весь свой путь, поскольку он лежит под нами, а мы, таким образом, постоянно находимся в точке "сейчас" своего времени. Наше движение всегда происходит вокруг известного центра. А человек движется по прямой и только вперед, поэтому вы никогда не можете в полной мере ощутить настоящее. Человек оглядывается назад и видит, где он был, смотрит вперед и видит, куда направляется. Вам недоступно существование в режиме БЫТИЯ. Вы знаете только существование в режиме ДЕЛАНИЯ. Это характерно для низких вибраций и уместно в вашем измерении.

- Иллюстрацией может служить ваша карта, - сказал Майкл, вспомнив, что красная точка ТЫ ЗДЕСЬ всегда остается в центре, а события этой новой реальности как бы входят в окружающее эту точку пространство и выходят из него. "Это полная противоположность человеческой карте", - подумал Майкл.

- Правильно! - сказал Оранжевый, не замедляя шага. - В вашей системе координат карта неизменна, а человек движется относительно нее. Так происходит потому, что вы воспринимаете время и пространство как константу, а человека как переменную. При переходе к нашим вибрациям и системе координат человек становится константой, а карта - или реальность, - переменной величиной.

Майкл понял, что ему нужно хорошенько все это обдумать. Новая информация привела его в замешательство и в то же время была каким-то образом знакома. Опыт, обретенный им на развилке по пути к оранжевому дому, помог по достоинству оценить эту духовную карту, несмотря на то что она не соответствовала его устоявшимся представлениям. Он знал, что в следующий раз, увидев впереди развилку, не будет беспокоиться, пока не подойдет к ней вплотную, - и только тогда воспользуется картой.

Как и Синий, Оранжевый вел Майкла в комнаты для отдыха и приема пищи через множество богато украшенных залов. Однако вместо ячеек с надписями здесь были ящики. И опять-таки, каждый ящик был подписан этим загадочным шрифтом. Майкл совершенно справедливо предположил, что где-то тут должен быть также ящик с его именем, и скоро ему его покажут;

- Вот твои покои, - сказал ангел. - Завтра начнем занятия. Столовая слева. Ванная комната справа. Твой обед уже готов, - объявив все это, Оранжевый вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.

Майкл уставился на закрытую дверь. "Пусть ты ангел, но твои манеры оставляют желать лучшего, - подумал Майкл, обескураженный тем, что Оранжевый не попрощался. - Видимо, не следует ожидать от них полного понимания человеческой природы".

Как и накануне, Майкл плотно поужинал. Он жадно поглощал изысканные деликатесы, любуясь искусно сделанной деревянной посудой. Ему было неловко оставлять мытье посуды на кого-то другого, но затем он вспомнил, как не любит это занятие. Он знал, что, хотя он их и не видит, кроме ангела, тут должны быть и другие сущности, которые заботятся о подобных вещах. "Странное сочетание, - размышлял Майкл. - Ангельское жилище, где обслуживают также и носителей низких человеческих вибраций".

Майкл задумался о здешней канализационной системе, и тут его осенила удивительная мысль: он уже два дня не ходил в туалет! Здесь просто НЕ БЫЛО туалета! Ванная была, и больше ничего. Он осознал, что не испытывал "большой и малой нужды" с тех самых пор, как вошел в ворота! Что-то странное произошло с его телом в этой дивной стране. Он вовсе не тосковал по испражнениям: но все это очень странно.

* * *

Утром Майкл почувствовал необыкновенный прилив сил. Он позавтракал в одиночестве свежими фруктами и хлебом, смакуя каждый кусочек этой чудесной пищи. В этот раз Майкл обращал особое внимание на вкус блюд и осознал, что в нем есть что-то необычное. Нужно будет расспросить об этом Оранжевого.

- Все дело в нашей системе временных координат, - весело произнес Оранжевый, с порога комнаты. Ангел только что пришел и услышал мысли Майкла. - Эта пища не может существовать в условиях низших вибраций. В ней содержатся некоторые духовные составляющие, общие для всех измерений. Поэтому здесь нет человеческих испражнений, Майкл, и по этой же причине наши продукты не подлежат хранению. Эта пища вне прошлого и будущего. Она создается за несколько минут до трапезы и начинает интенсивно разлагаться, если вынести ее отсюда.

- В этом я убедился, - сказал Майкл, вспомнив, с каким ужасом он наблюдал мерзостную гниль на дороге, когда шел к оранжевому дому.

Они вышли из жилых комнат, и ангел отвел Майкла на большую, хорошо освещенную арену. Там было несколько открытых ящиков и оранжевых скамеек для людей. А также нечто похожее на алтарь, курильница с благовонием и несколько свертков странного вида.

- Добро пожаловать в Дом Даров и Инструментов, Майкл Томас с Чистым Намерением, - сказал ангел, повернувшись к человеку лицом. - Присаживайся, пожалуйста. Ты проведешь здесь много времени.

Это было начало долгого учебного процесса. Вслед за обучением начался еще более долгий период практических занятий и экзаменов. Все это было направлено на то, чтобы научить Майкла пользоваться дарами и инструментами новых духовных вибраций. Майкл провел в оранжевом доме более трех недель.

- Ты постепенно повышаешь свои вибрации, Майкл Томас, - то и дело повторял Оранжевый. - Вот обещанные тебе дары и инструменты, которые призваны помочь тебе выполнить эту задачу. Они принадлежат тебе по праву, ибо ты выказал намерение. Нельзя войти в следующий дом, пока не узнаешь, как все они работают. И совершенно невозможно попасть домой, не овладев ими в совершенстве.

Майкл занимался прилежно. Он понимал, что это подготовка к возвращению домой, и помнил, что его с самого начала предупреждали о необходимости обучения. Оранжевый преподнес Майклу множество даров. Некоторые из них явно были сделаны из великолепных кристаллов. В ходе особых церемоний и при помощи намерения они были магическим образом помещены в тело Майкла, чтобы подкреплять его духовную силу. Каждый дар сопровождался подробными объяснениями, и всякий раз Майклу давалось некоторое время на то, чтобы усвоить новую информацию. Затем он должен был сам объяснить Оранжевому смысл и предназначение нового дара. Это было непросто, поскольку в ходе таких экзаменов Майклу приходилось говорить о совершенно новых для него концепциях и использовать незнакомые прежде слова.

Оранжевый рассказывал о том, что человек приходит на планету с определенными качествами, которые непосредственно связаны с иными сферами бытия - с прошлыми жизнями, Майклу что-то рассказывали об этом прежде, но он был совершенно не готов услышать такое от ангела! Об этом мог бы говорить какой-нибудь длинноволосый индийский гуру, - но ангел? Оранжевый объяснил, что прошлые жизни - это "сырье" человеческой природы, поскольку уроки, полученные нами в прошлых воплощениях, влияют на жизнь нынешнюю. Эти уроки называются "кармой", а еще их называют "памятованием" или "опытом". Карма способствует обучению людей, а также определенным образом помогает всей планете. Так все и работает - из жизни в жизнь. Оранжевый сказал Майклу, что для обретения новых вибраций тому необходимо избавиться от некоторых старых качеств, в том числе от кармических уроков, с которыми он родился. Им нет места на пути домой - точно так же как пище нет места на дороге, в чем уже убедился Майкл.

Майкл сразу же представил себя как груду гниющего мяса на обочине - разлагающийся труп человека, который плохо слушал учителя. И решил учиться еще прилежнее, чтобы не попасть в такую ситуацию. Фу!

Оранжевый прочел мысли Майкла. Он громко расхохотался и заразил своим дивным весельем Майкла. Майкл изумился тому, какие близкие отношения сложились у него с Оранжевым. Он - прекрасный учитель. И еще он отличный товарищ - даже несмотря на то, что никогда не здоровается и не прощается.

Он научил Майкла придавать мыслям форму, наделяя их энергией. "Таким образом ты сможешь контролировать свою реальность, - говорил Оранжевый. - Используй свое внутреннее духовное чувство и знание, чтобы поместить себя в те ситуации, которых ты заслуживаешь и которые ты задумал". Майкл не имел ни малейшего представления, что это значит, но он делал так, как ему говорили, и, видимо, сдал все экзамены. В его существо был внедрен дар духовного могущества, или со-творчества, - а также дар очищения от всех кармических атрибутов, доставшихся ему из прошлых воплощений. Обретение каждого дара сопровождалось особой церемонией и произнесением вслух определенных слов. И еще, очевидно, каждый дар превращался из физического объекта в духовный, после того как интегрировался в тело Майкла под руководством и опекой великого оранжевого ангела.

Майкл чувствовал себя так, словно учится для принятия какого-то высокого духовного сана! Каждый раз, сдавая экзамены Оранжевому, Майкл чувствовал, как ангел смотрит прямо ему в сердце! Оранжевый был очень внимательным и, несомненно, читал мысли Майкла, когда тот давал обеты и высказывал свое намерение принять тот или иной духовный дар для имплантации в свой центр духовной энергии. Вначале Майкл испытывал некоторую неловкость, но затем понял, что ангел делает это для того, чтобы проверить, насколько искренни те слова, которые Майкл произносил вслух. Если бы слова Майкла были пусты, ангел сразу увидел бы это и не позволил двигаться дальше.

В течение двух недель все маленькие свертки были распечатаны. Ангел объяснил предназначение содержащихся в них даров, интегрировал их в духовный центр Майкла и провел соответствующие испытания и экзамены. Одно из испытаний было особенно трудным. Майкл боялся замкнутых пространств. Он не знал почему, но с самого детства испытывал панический ужас, если вдруг оказывался заперт в какой-нибудь тесной каморке. В качестве одного из даров Оранжевый помог Майклу избавиться и от этой фобии. Майкл высказал намерение и провел соответствующую церемонию. Оранжевый объяснил, что боязнь замкнутых пространств представляет собой КАРМИЧЕСКИЙ ГРУЗ, и освобождение от него равнозначно освобождению от множества переживаний из прошлых жизней, которые Майкл принес в свое нынешнее земное существование.

Несколько дней спустя во время урока Оранжевый открыл большой ящик. Но он ничего не достал оттуда, а вместо этого с огромной любовью предложил Майклу войти внутрь! Оранжевый закрыл крышку, и сидящего на корточках Майкла окутала кромешная тьма. Человек слышал зловещие удары молотка, приколачивающего крышку гвоздями. Затем тьма дополнилась тишиной.

Он отчетливо слышал свое дыхание. Сидеть скорчившись было очень неудобно. Майкл слышал даже биение собственного сердца. Оранжевый ничего не объяснил. Да объяснения и не требовались. Это очередной экзамен, и схитрить тут невозможно.

Секунд десять сердце Майкла бешено колотилось, помня о былой проблеме. Затем, когда все его тело должно было превратиться в судорожный комок панического ужаса, страх перед замкнутым пространством совершенно растаял, и человек расслабился. Майкл с огромной радостью осознал, что принял этот дар в полной мере - и, хотя тело вначале отреагировало по-старому, новый дух успокоил его. Майкл тихонечко спел себе под нос пару песенок и наконец задремал. Удовлетворенный результатами испытания ангел открыл ящик и выпустил Майкла приблизительно час спустя.

- Ты необычный человек, Майкл Томас с Чистым Намерением, - сказал Оранжевый, широко улыбаясь. Майкл отчетливо видел гордость в глазах ангела. - Далеко не всем это удается так хорошо.

В тот раз Майкл впервые по-настоящему осознал, что есть и другие люди, попросившие указать им путь домой. Этот факт уже несколько раз всплывал в разговорах с ангелами, но до сих пор Майкл не особо задумывался об этом. Потом он много думал об этом по ночам, а между тем Оранжевый закончил передачу даров и начал работу с инструментами. Он перешел к этому этапу на третьей неделе обучения.

- В пути тебе потребуются три инструмента, - сказал Оранжевый многозначительно. Затем он подошел к большому ящику и открыл его. Всякий раз, когда Оранжевый разворачивал сверток или открывал ящик, Майкл нетерпеливо ерзал на своей оранжевой скамье. Ему не терпелось увидеть очередной магический предмет, который должен увеличить его духовное осознание, знание или силу. Майкл никогда не знал заранее, что собирается дать ему Оранжевый.

Ангел стоял к человеку спиной, поэтому Майкл не видел, что он достает из ящика. Наконец Оранжевый повернулся к ученику, чтобы вручить первый инструмент, и в его руках блеснул продолговатый серебристый предмет. НЕТ! Не может быть! Оранжевый держал в руках огромный меч!

- Узри меч истины, - сказал оранжевый ангел, вручая оружие Майклу Томасу. Если в руках у ангела меч казался большим, то в руках у Майкла он выглядел просто огромным. Он был невероятно тяжелым и громоздким. Майкл просто не верил в реальность происходящего.

- Это же настоящий меч! - воскликнул он.

- Такой же настоящий, как и остальные дары, - заметил Оранжевый. - Но это первый из трех даров, которые ты будешь носить не внутри себя, а снаружи, на своем теле, проходя через следующие четыре дома.

Некоторое время Майкл разглядывал меч, восхищаясь его красотой. На нем была выгравирована надпись ангельским шрифтом - видимо, имя Майкла. Кроме того, лезвие украшали затейливые узоры - и каждый из них имел глубокое духовное значение. Большая рукоять увенчана ярким камнем кобальтового цвета. Прекрасный меч - и очень острый к тому же.

- Попробуй взмахнуть им, - сказал ангел, отступив на шаг.

Майкл подчинился. Казалось, меч движется сам по себе! Майкл не ожидал, что оружие окажется настолько своенравным, и не удержался на ногах! Чувствуя себя глупым и неуклюжим, Майкл поднялся и собрался попробовать еще раз, но Оранжевый жестом остановил его.

- Подожди, может быть, вот это поможет тебе, - ангел вернулся к ящику и достал из него что-то еще. И опять извлеченный из ящика предмет ярко блеснул серебром. Это был огромный щит! Майкл с сомнением покачал головой. К чему это все? Очень странно. Духовные дары? Смертоносное оружие? Меня что, готовят к прошлой жизни при дворе короля Артура?

- Все не так, как кажется, Майкл Томас с Чистым Намерением, - стоя перед растерянным учеником со щитом в руках, Оранжевый ответил на его мысли. - А ну-ка примерь вот это.

Оранжевый научил Майкла продевать руку в крепление щита и объяснил, как использовать щит в качестве противовеса, чтобы, орудуя мечом, не валиться с ног: очень полезный навык.

- Майкл, - сказал ангел, - этот щит есть знание Духа. Пребывая в равновесии с истиной, он дает тебе колоссальное могущество! Тьма не может существовать там, где есть знание. Никакие тайны не могут существовать при свете, и истина, открытая с использованием знаний, рождает этот свет. Истина и знание - величайшее из существующих сочетаний. Их нужно использовать вместе.

- Это все или в ящике есть что-то еще? - в шутку спросил Майкл, покачиваясь под весом своих обновок.

- Спрашиваешь! - под взглядом ошеломленного ученика Оранжевый опять направился к ящику и извлек оттуда еще один серебристый предмет, - еще крупнее, чем предыдущие.

- Узри доспехи! - воскликнул ангел. Вся эта ситуация явно забавляла его. Глядя на выражение лица Майкла, он едва сдерживал смех.

- Я ничего не понимаю! - Майкл удрученно уселся на скамью. - Как я смогу таскать это все на себе?

- Придется потренироваться, - парировал Оранжевый. - Дай-ка я тебе покажу.

Оранжевый взял у Майкла щит с мечом и отложил их в сторону. Затем помог ученику надеть тяжелые, богато украшенные доспехи. Железный костюм облегал тело, словно влитой, благодаря безупречной подгонке каждой части! Застегнув все защелки на доспехах, Оранжевый надел на Майкла пояс с ножнами для меча. Затем показал, как пристегивать щит на специальную защелку на спине, чтобы он не мешал в пути. Закончив облачение, Оранжевый на шаг отступил от ученика.

- Майкл Томас с Чистым Намерением, теперь у тебя есть три инструмента, с помощью которых ты сможешь перейти к новым вибрациям. У тебя есть меч истины, щит знания и, наконец, доспехи Духа. Другое название этих доспехов - "покров Божий". Они представляют мудрость, необходимую для правильного использования двух других инструментов. С завтрашнего дня начнутся твои тренировки в качестве воина света. В этих трех инструментах великая сила. Никогда не используй их по отдельности.

Оранжевый принял у Майкла оружие и отвел его в комнату, где тот умылся, поел и лег спать. Майкл лежал в кровати и размышлял обо всех несообразностях, которые виделись ему в этой удивительной стране. Так он и заснул, обуреваемый противоречивыми мыслями.

Утром Майкл снова был в зале обучения. В течение следующих нескольких дней Оранжевый учил его искусству обращения с древним оружием. Прежде всего Майкл научился держать равновесие. Ангел заставлял его бегать вверх-вниз по ступенькам в полном боевом облачении - с мечом и щитом наготове. Затем он обучил его правильно падать и быстро вставать, используя щит в качестве противовеса. В ходе занятий Майкл обнаружил, что оружие никогда не пачкается, на нем не появляются вмятины и царапины.

Он бегал со своими инструментами, ходил, вертелся на месте - Оранжевый обучал его чему угодно, кроме искусства битвы. Понемногу Майкл научился держать равновесие. Скоро Майкл заметил одну странную вещь. Снимая вечером свое тяжелое боевое облачение, он не испытывал облегчения. Вместо этого он чувствовал себя слабым и беззащитным, а также слишком легким!

Много дней прошло, прежде чем Оранжевый приступил к заключительному этапу, когда Майкл должен был научиться использовать меч истины. Майкл ожидал, что Оранжевый уподобится самурайскому наставнику и станет учить его искусству битвы. Но произошло нечто совершенно иное.

- Настало время научить тебя пользоваться оружием, Майкл Томас, - сказал Оранжевый. - Обнажи свой меч.

Эффектным жестом на зависть любому рыцарю древности Майкл легко извлек из ножен огромный тяжелый меч. Ангел одобрительно кивнул.

- А теперь подними его к Богу.
Майкл сделал, как было велено.
- Прежде чем высказать свою истину, Майкл Томас, почувствуй свой меч.

Майкл не имел ни малейшего представления о том, что имеет в виду Оранжевый. Почувствовать меч? Он же у него в руках. Как можно его не чувствовать?

- Майкл Томас с Чистым Намерением, - настойчиво сказал Оранжевый, - держа меч высоко над головой, выскажи свою истину. Любишь ли ты Бога?

Майкл начал понемногу понимать. Опять этот вопрос! Но только на сей раз он держит в руке тяжелое духовное оружие, обращенное к небесам. И, похоже, ему положено произнести речь. Майкл дал свой уже ставший стандартным ответ:

-Да, Оранжевый. Как ты можешь сам увидеть в моем сердце:

Изумленный, Майкл прервался на полуслове. Меч начал вибрировать! Он почти пел, посылая тепло своих могучих вибраций через руку в сердце. Щит загудел в ответ - Майкл был в этом уверен. А доспехи нагрелись! Инструменты, к которым он так привык, что почти сросся с ними, каким-то образом ожили под действием его намерения! Майкла охватило ощущение силы слияния с этими священными предметами. Тут он вспомнил, что произносит речь.

- :я безмерно люблю Бога!

Майкл держал меч высоко над головой и отчетливо ЧУВСТВОВАЛ, как оружие вибрирует его искренним намерением. Он чувствовал, как наливается силой. Он чувствовал, что к нему пришло просветление. Он чувствовал, что может стоять так хоть целый час, держа тяжелое вибрирующее оружие наготове, исполненный намерения прийти ДОМОЙ, где ему и надлежит быть. Он ЧУВСТВОВАЛ, как все три дара вибрируют и поют ноту фа, резонирующую в его сердце. Слезы потекли по щекам Майкла, когда он почувствовал и увидел, насколько уместна и своевременна эта церемония. Три инструмента слились с его биологическим организмом. Они сливались с Духом Майкла, - и катализатором этой церемонии было его искреннее намерение! Так вот в чем смысл меча, щита и доспехов? Это метафора. А что же еще? Эта догадка пошла на пользу Майклу, ибо подняла его на новый уровень веры и осознания.

Тот вечер Оранжевый и Майкл Томас провели в беседах, исполненных немыслимой любви. Майкл знал, что скоро придется уходить. Ангел так и не научил Майкла сражаться, а человек понял почему: потому что это оружие символическое. Майкл расспрашивал Оранжевого о доме и о пути. Он снова и снова интересовался, зачем нужны земные орудия войны здесь, в священной духовной стране. Оранжевый искусно увиливал от ответа, за исключением тех случаев, когда Майклу позволено было знать ответ, - да и тогда отвечал весьма уклончиво.

- Оранжевый, на Земле из тебя получился бы прекрасный политик, - сказал Майкл в шутку.

- Чем заслужил я такое оскорбление? - пошутил ангел в ответ.

- Просто я чувствую, что между нами много общего, - Майкл с изумлением осознал, что теперь говорит совершенно серьезно. Он действительно не хотел покидать своего учителя.

- Можешь больше ничего не говорить, Майкл Томас с Чистым Намерением. Я поделюсь с тобой одним ангельским секретом, - Оранжевый захотел сказать Майклу что-то особенное, пару слов лично от себя. Он склонился к человеку, чтобы их глаза оказались на одном уровне, и проговорил. - Ты и я - мы принадлежим к одной семье. Мы не прощаемся потому, что никогда не расстаемся. Я всегда рядом с тобой, всегда готов помочь. Ты и сам увидишь: а теперь тебе пора идти спать.

Откровение Оранжевого произвело огромное впечатление на Майкла. Одна семья? Как это может быть? Затем Майкл почувствовал себя немного неловко, поскольку понял, что Оранжевый услышал его мысли в первый вечер, когда Майкл сетовал, что ангелы никогда не прощаются. Какой прекрасный ответ! Какое дивное откровение! Какая глубокая мысль! Они никогда со мной не расстаются?

Он вспомнил тот случай, когда три недели назад он пришел на развилку. Тогда Синий каким-то образом подсказал ему, как пользоваться картой. Майкл тогда совершенно отчетливо услышал голос Синего у себя в голове.

- Ты знаешь Синего? - вдруг спросил Майкл.
- Как самого себя, - был ответ Оранжевого.

Ничего не ответив, Майкл отправился в спальню, к которой очень привязался за все это время. Хотя никто не говорил Майклу о том, что пора уходить, он вдруг обнаружил, что складывает в сумки свои вещи, о которых почти совсем забыл за три недели, - он готовился утром продолжить путь. Майкл снова перебрал свои немногочисленные сокровища - книги и фотографии - и вздохнул, вспоминая свою земную жизнь. Почему-то теперь ему стало казаться, что все эти вещи тут неуместны.

Наутро печальный Майкл Томас вышел из дверей оранжевого дома. После завтрака Оранжевый безмолвно провел его к выходу. Однако на этот раз у человека было больше поклажи, чем прежде: рюкзак с картой, громыхающее на ходу оружие и две сумки с книгами и фотографиями.

- Майкл, ты уверен, что хочешь взять с собой в путешествие все эти вещи? - спросил Оранжевый. - Без них тебе было бы лучше.

- Это все мои земные пожитки, - ответил Майкл, - они мне нужны.
- Зачем?

Майкл уже задумывался над этим вопросом, но о том, чтобы оставить сумки, не могло быть и речи.

- На память о прожитой жизни и в знак уважения к близким, - сказал человек.
- И для того, чтобы не утратить связь со старыми привычками, да, Майкл?
Майкла эта беседа начала раздражать. Ангел снова обратился к нему:

- Почему бы тебе не оставить сумки у меня, Майкл? Я тебя люблю и сохраню их в целости и сохранности. Ты всегда сможешь вернуться за ними, если захочешь.

- Нет! - Майкл больше не хотел говорить о своих сумках. Это его пожитки, и он будет держать их при себе, пока это возможно. В этой странной стране ему нужно какое-то напоминание о том, кто он такой.

Ангел кивнул. Майкл умел настоять на своем. Он заметил, что все ангелы уважали выбор человека и никогда не оспаривали его право принимать окончательное решение.

Тем утром Майкл Томас и не пытался попрощаться с Оранжевым. Стоя на крыльце лицом к ангелу, с которым он провел несколько недель, Майкл вспомнил вчерашний разговор о прощании.

- Вскоре увидимся, - сказал Майкл, сам не веря этому.

Оранжевый просто ушел в дом и закрыл за собой дверь. "И все же я не понимаю, почему они так себя ведут, - подумал Майкл. - Никакого логического завершения встречи: отгородился дверью, и все".

Майкл пошел по дорожке в ту сторону, где еще не был. Почти все силы уходили на неудобную и тяжелую поклажу. Теперь к двум сумкам и рюкзаку добавились еще меч, щит и латы, и это уже было слишком. Майкл сетовал на то, что приходится таскать за собой все эти символы Новой Эры, которые оказались такими тяжелыми! "Что за глупость, - думал Майкл. - Должно быть, я выгляжу крайне нелепо. Неужели все это оружие действительно так необходимо? Я ведь никогда не применю его в битве. Я даже не умею им пользоваться! Оранжевый меня этому и не учил. Все равно эти предметы нужны только для импозантности и для церемоний: не достаточно ли было бы просто принять и почтить их?"

Поглощенный попытками справиться с новой и старой ношей, Майкл совсем забыл о проблемах, с которыми он столкнулся на пути к оранжевому дому. Он забыл, что на дороге его поджидает нечто. Майкл неуклюже грохотал прочь от дома, цепляясь за собственное вооружение и путаясь в сумках, а из ветвей дерева на него смотрела зловещая зеленая тварь. Чудище изучало человека с пристальным интересом. Нет больше старого Майкла. Его место занял Майкл, обладающий оружием и силой! Теперь справиться с ним будет не так легко. Потребуется новая стратегия, - нужно искать возможности нанести мгновенный сокрушительный удар. Со временем такая возможность представится, а пока нужно просто следовать за Майклом, ожидая своего часа. Оказавшись вне поля зрения человека, ОНО сразу же продолжило преследование. Зеленая тварь неотступно следовала за Майклом Томасом с Чистым Намерением. ОНО было уверено, что этот человек никогда не достигнет цели своего путешествия-двери с надписью "Дом".

Глава шестая
БОЛЬШАЯ БУРЯ

Майкл был в пути уже более двух часов, когда заметил, что поднимается ветер, а небо затягивается тучами. "Ничего себе! - подумал он. - Бура в раю".

В последний час ноша совсем утомила путника, и он все чаще останавливался передохнуть. Вещи были не только тяжелыми, но и неудобными! Все это очень утомило Майкла, и он уже начал выходить из себя, - а тут еще эта буря! Очевидно, будет дождь, так что нужно искать укрытие. Майкл совсем не хотел, чтобы промокли его книги, к тому же не знал, ржавеет ли его новое боевое обмундирование.

Он в очередной раз остановился передохнуть и впервые оглянулся назад. ОНО БЫЛО ТАМ! Зеленая тень молнией метнулась в сторону и укрылась за группой валунов. На этот раз Майкл наконец разглядел ее. Тварь имела реальное плотное тело и была огромной! Когда Майкл осознал, что эта сущность дожидалась его все время, пока он находился в последнем доме, его усталое тело облилось холодным потом. Майкл вспомнил слова Оранжевого о том, что это существо опасно и может причинить ему вред. Остановившись для передышки, Майкл сел лицом назад, чтобы враг не мог застать его врасплох. Он знал, что должен быть начеку, но не имел ни малейшего представления, в чем должна состоять эта готовность.

Ветер все усиливался. Идти было все труднее. Если бы он шел налегке, никаких проблем пока не было бы, но закрепленный на спине боевой щит играл роль тормозного парашюта. Если бы у Майкла не было багажа, он применил бы искусство равновесия, которым овладел в оранжевом доме. Нужно просто надеть щит на руку и выставить вперед, рассекая им ветер, - тогда можно было бы идти намного быстрее. Но сумки не позволяли сделать это. Майкл понимал, что ему нужно немедленно найти укрытие, где он сможет спрятаться от бури и дождаться ласковой солнечной погоды, к которой он уже так привык в этой стране.

Ничего подобного Майкл еще не видел. Буря усиливалась с каждой секундой! Майкл ни на миг не забывал о своем преследователе. Майкл с ужасом заметил, что тварь нагоняет его, несмотря на свирепый ветер и плети дождя. До чего же она проворна! "Как можно двигаться так быстро при таком-то ветре?"

Стихия бушевала все яростнее, и нужно было что-то предпринимать! Согнувшись чуть ли не вдвое, чтобы уменьшить сопротивление ветра, Майкл с трудом продвигался вперед. В конце концов он остановился и осел на землю, не в силах больше ступить ни шага.

С усилением ветра буря словно превратилась в живое существо, скулящее и завывающее. Там, где тело не было защищено доспехами, горизонтальные иглы дождя безжалостно впивались в плоть. Майкл понял, что влип в большую неприятность. Он оглянулся назад. Дорога почти полностью скрылась от взгляда за проливным дождем, но Майкл отчетливо увидел темно-зеленую фигуру - теперь она выпрямилась в полный рост, и глаза ее светились красным огнем. Она шла вперед! Буря была ей нипочем. "Как это возможно?" Майкл пришел в ужас.

В голове раздался голос. Майкл безошибочно узнал Синего.

"ВОСПОЛЬЗУЙСЯ КАРТОЙ!" Голос звучал совершенно отчетливо. "А мы ведь и вправду не расстаемся", - подумал Майкл. Парень из Миннесоты никогда до сих пор не видел такого яростного буйства стихий. Казалось, он попал прямо в воронку смерча. Теперь Майкл просто плашмя лежал на земле, заботясь только о том, чтобы его не унес чудовищный ветер. Нужно постараться стать совершенно плоским. Вой разбушевавшихся стихий становился все громче - это был уже оглушительный рев! Майкл был на грани паники, но он чувствовал, что во всем этом есть какой-то смысл. Ах, если бы только ему удалось достать карту!

К сожалению, такой возможности у Майкла не было - слишком много сил уходило просто на то, чтобы остаться в живых. Казалось, бушующие стихии ведут беспощадную войну лично против него. Одной рукой он вцепился в какое-то растение, а другой держал свои драгоценные сумки с книгами и фотографиями. Рюкзак с картой оказался прямо под Майклом - в безопасности, но дотянуться до него было невозможно. Ревущий ветер с особой силой ударил в парус щита, висящего на спине Майкла, и человек почувствовал, как его тело на миг приподнялось над землей. Ветер пинал и теребил Майкла, вынуждая его к ответным действиям. Человек еще плотнее прижался к земле и попытался закрепиться, вонзив пальцы ног глубоко в грязь и цепляясь рукой за какое-то особенно выносливое растеньице.

Стало совершенно темно. Грозовые тучи черными волнами накатывали с неба и били точно в то место, где распластался на земле Майкл: и зрение оказалось совершенно бесполезным. Глаза сощурились в щелочки, защищаясь от пронзительного ветра и дождя, но все рано видно ничего не было. Майкл с трудом различал даже землю прямо под собой! А где темное чудище? Не подбирается ли ОНО к нему? Может быть, нужно попробовать сдвинуться с места: или тогда буря просто убьет его? Каждая клеточка его тела словно мобилизовалась по тревоге и вибрировала готовностью к действию, - ничего подобного он не испытывал в своей жизни. Страх? Нет! Намного сильнее была воля к жизни и борьбе. Это была решимость выстоять. Необходимо как-то достать карту!

В голове Майкла зазвучал голос Оранжевого. Было необычайно приятно его слышать. "Как может такой тихий голос пробиваться через весь этот шум?" - удивился Майкл.

- Майкл Томас, брось свой багаж!

Человек знал, что он либо послушается, либо умрет. Одежда даже под латами насквозь промокла, и Майкл дрожал от холода. Сквозь вой жестокого ветра Майкл услышал громкий топот. Что это за новый звук? Он чувствовал, как дрожит земля. К нему подбирается злая сущность? Придется последовать совету Оранжевого. Майкл знал, что враг приближается!

Одну, затем другую, Майкл медленно, но решительно отпустил сумки, где лежал так любовно упакованный драгоценный груз воспоминаний. Вначале улетели книги. Разжав два пальца, он отпустил ручку первой сумки. Непогода поглотила ее, словно чудовищная мясорубка, с нетерпением ожидавшая возможности разделаться с книгами. Майкл почувствовал, как буря вырвала сумку из его руки, едва он отпустил ручку. Уж не поломала ли она ему пальцы? Он успел услышать всего в полуметре от своего лица душераздирающий треск разрываемых швов и суетливо-жалобный лепет навсегда расстающихся друг с другом страниц. Это был едва ли не самый ужасный звук, какой ему когда-либо приходилось слышать. Его драгоценные книжечки! Стараясь ни о чем не думать, он отпустил вторую сумку, разжав большой палец той же руки. Тут было еще хуже! Буря с яростью дзюдоиста, обезумевшего в борьбе за чемпионский титул, вырвала сумку из рук Майкла, а его самого несколько раз приподняла и ударила оземь. Майкл даже подумал, что до него наконец добралась темная сущность и теперь колотит и рвет на части. Он ощущал себя словно пол в спортзале спецназовцев, по которому прыгает целый взвод бравых ребят!

В отличие от книг, фотографии улетели беззвучно. Они просто исчезли в мгновение ока - и это очень рассердило Майкла Томаса. Его личная история, милые сердцу воспоминания о любимых родителях - все это теперь разнесено по округе равнодушной силой природы, которая между тем безжалостно колотит оземь и его самого.

Это был просто ад кромешный. Майкл чуть приподнялся, чтобы освободившейся рукой достать из-под себя карту. Его снова едва не унес ветер, приподняв за щит, прочно прикрепленный к доспехам на спине, - но Майкл все-таки успел схватить заветный свиток. При помощи большого и указательного пальцев он развернул карту и стал постепенно протаскивать листок пергамента между твердым панцирем доспехов и мокрой землей, стараясь поднять его от живота к груди, увлекая вместе с картой комья грязи и клочья травы. Это было непросто, - ведь приходилось изо всех сил прижиматься к земле, но при этом давать возможность руке, сжимающей карту, подниматься вдоль туловища. Уже почти совсем подняв свиток к глазам, Майкл оцарапал руку об острый камень. Ну вот, карта на месте, но что он может разглядеть? Вокруг было темно, как в шахте, - абсолютно ничего не видно! А даже если бы было видно, скорее всего, изображение на карте стерлось. Судорожная хватка его руки, вцепившейся в растение, начала ослабевать под жестокими ударами стихии. Плечо затекло. Еще немного, и он разожмет пальцы.

* * *

ЕМУ буря была нипочем. Пришелец с низкими вибрациями в стране высоких вибраций, мерзкий урод не ощущал ни ветра, ни дождя, терзавших землю вокруг НЕГО. ОНО без труда поднялось в полный рост и, переваливаясь темной грязной тушей, медленно вышло на середину дороги и направилось к распростертому на земле Майклу Томасу, который из последних сил противостоял натиску стихий, - тех самых стихий, что ничуть не мешали ЕМУ.

ОНО не качалось под порывами могучего ветра. Казалось, погода вообще не оказывала никакого влияния на темную сущность, - разве что мешала видеть. Шагая к человеку небрежной прогулочной походкой, ОНО осознало, что судьба преподнесла ЕМУ бесценный дар. Правда, в кромешной тьме ОНО видело ничуть не лучше, чем жертва, тем не менее тварь сумела приблизиться к Майклу и приготовилась довершить дело, начатое бурей. Сейчас ОНО разорвет тело человека на мелкие кусочки и разбросает их по этой нелепой волшебной стране, вызывающей у НЕГО такое глубокое презрение.

Интуиция не обманывала Майкла: ОНО было уже совсем близко. Тьма окутала абсолютно все, но ОНО двигалось к человеку, руководствуясь инстинктом. С безумной злобой и решимостью тварь набросилась на свою жертву, - однако тут же обнаружила, что терзает всего-навсего траву и грязь рядом с Майклом. Майкл в этот момент услышал ЕГО, но и ОНО кое-что услышало: треск рвущейся ткани и шелест разлетающихся страниц. Теперь ОНО точно знало, где Майкл! Чудище было довольно.

ОНО подобралось поближе, и наконец в сумраке страшной бури - которая, однако, вовсе не беспокоила тварь, - ОНО разглядело смутные очертания беспомощного Майкла Томаса, вцепившегося одной рукой в упрямый стебель маленького сорняка. ОНО бы непременно ухмыльнулось сейчас, если бы умело.

ОНО яростно обрушилось на спину Майклу Томасу, вложив в свой бросок силу двенадцати дюжих мужчин. Но вдруг словно миллионы острых игл пронзили ЕГО бородавчатую кожу. Ослепительная вспышка белого света с серебристым отблеском с невероятной силой отбросила ЕГО прочь. Словно пушечное ядро, мерзкое существо полетело по крутой дуге и грохнулось оземь почти точно в том же месте, откуда начало свой путь. ЕГО кожа дымилась словно от соприкосновения с раскаленным железом. ОНО пыталось понять, что же все-таки произошло. Какая-то сила оглушила ЕГО, на миг лишила сил и отбросила в сторону.

Щит Майкла Томаса был крепко пристегнут к спине и накрывал собой большую часть его тела. Майкл всерьез опасался, что громоздкий парус-щит может убить его, - однако именно щит спас его от гибели. Он сделал свое дело даже без участия хозяина. Щит просто уже стал частью человека. В результате соприкосновения злой, низкоэнергетической твари с вибрирующим на высокой частоте щитом произошел мощный выброс физической энергии. Щит знания отразил нападение темной сущности - так взаимно отталкиваются разные полюса магнита.

* * *

Майкл Томас поднял карту до уровня глаз. Он пристально вглядывался в маленький клочок пергамента, надеясь хоть что-то разглядеть во тьме. И вдруг вспыхнул свет! Вначале Майклу показалось, что на него обрушился особенно яростный порыв ветра, но в тот же миг произошло чудо - вспыхнул свет. Вспышка была достаточно яркой, чтобы можно было видеть даже через узкие щелочки почти сомкнутых век, защищающих глаза от ветра и дождя; и вспышка была достаточно долгой, чтобы Майкл успел разглядеть то, что ему нужно. Изображение на заблаговременно развернутой и совершенно вымокшей карте не стерлось! Глаза Майкла лихорадочно заплясали по листку и быстро отыскали точку ТЫ ЗДЕСЬ. Майкл даже не заметил запаха гари и озона. Он разглядел на пергаменте полоску дороги, на которой лежал, и изображение пещеры за ближайшим поворотом. Всего в нескольких метрах к востоку его ждет надежное убежище!

Впоследствии, вспоминая эти секунды, Майкл Томас думал, что Бог послал ему молнию в момент отчаянной нужды. Он так и не узнал, что именно темная сила, вознамерившаяся разделаться с ним, стала ключевым звеном в цепи синхронных событий и породила эту спасительную вспышку именно в тот миг, когда Майкл испытывал острую необходимость в свете. Майкл Томас с Чистым Намерением впервые совершил акт со-творчества, но так и не осознал этого. Оранжевый учил его использовать этот дар, позволяющий оказаться "в нужное время в нужном месте", но Майклу никогда и в голову не приходила мысль о том, что в тот злополучный день он находился как раз в нужном месте.

Собрав в кулак последние остатки сил и воли, цепляясь за камни и растения, вонзая пальцы ног в раскисшую почву, чтобы удержать равновесие, Майкл с черепашьей скоростью полз вперед. Дорога заняла минут двадцать, - двадцать минут объятий с сырой землей, двадцать минут утюжил его безжалостный ветер, вминая в грязь. И все это лишь для того, чтобы проползти несколько метров к востоку, - однако это было необходимо. Почти в полной темноте он отыскал вход в небольшую пещеру, - спасительное укрытие от неминуемой смерти, которая непременно настигла бы человека, останься он среди бушующих стихий. С каждым судорожным рывком, увлекающим его тело к убежищу, Майкл благодарил Бога за то, что темная сущность не подобралась к нему ближе. Когда человек был уже у самого входа в пещеру, он услышал, что ветер усиливается. Такое буйство стихии просто ошеломило его. "Даже это волшебное место не свободно от невзгод", - подумал Майкл.

В пещере было безветренно и сухо, но в душе Майкла буря не закончилась. Израненные камнями ладони кровоточили. Одежда пропиталась жидкой грязью, но в пещере было слишком холодно, чтобы раздеться. Он медленно встал на ноги и оценил сложившуюся ситуацию.

Вы можете предположить, что Майкл горячо благодарил судьбу за то, что ему удалось укрыться от бури и спастись от таинственного врага, который едва не настиг его. Ничего подобного. Майкл злился! Он трясся не от холода, но от внезапно нахлынувшей на него злобы и ярости. У Майкла отняли его драгоценные пожитки. Он знал, кто тут управляет стихиями, и теперь выплескивал свой гнев на всех, кто мог его слышать.

- Ты обвел меня вокруг пальца! - закричал он дождю и ветру, подойдя к устью пещеры. - Слышишь?

Ярость исказила лицо Майкла. Его заставили отказаться от своих бесценных сокровищ, и теперь он полон негодования. Он чувствовал себя жертвой тех, кто управляет этой якобы священной страной.

- Теперь я понял здешние правила! - яростно кричал он тем, кто слышит. - Если я не слушаюсь ваших ангелов, ВСЕ РАВНО ВЫХОДИТ ПО-ВАШЕМУ!

Стоя лицом к входу в пещеру, Майкл трясся от злости и холода. Ему стало нестерпимо жалко родительских фотографий. Он начал судорожно всхлипывать от жгучей душевной боли и плакал, пока не закончились слезы. Он чувствовал себя поруганным и ограбленным.

Вдруг Майкл почувствовал исходящее сзади тепло и увидел слабые отблески света на стенах пещеры. Он оглянулся и услышал тихий голос:

- А ведь я дал тебе хороший совет, Майкл Томас с Чистым Намерением.

В глубине пещеры стоял Оранжевый. Перед ним горел небольшой костерок, манящий Майкла своим теплом. К этому моменту Майкл уже успел успокоиться. Он медленно подошел и сел у огня, угрюмо склонив голову. Через некоторое время, посмотрев на Оранжевого все еще полными слез глазами, он спросил:

- Неужели это было так необходимо?
- Нет, - ответил Оранжевый. - И в этом все дело.
- Зачем вы отняли у меня мои вещи?

- И все же это планета свободного выбора, Майкл Томас. Что бы ты ни думал, во главе угла здесь стоит человек, и именно человека мы чтим больше всех творений в этом мире.

- Свободный выбор! - воскликнул Майкл. - Если бы я не отпустил сумки, то был бы уже мертв!

- Совершенно верно, - подтвердил Оранжевый. - Но еще раньше ты решил не оставлять свои сумки, когда у тебя была возможность. Таков был твой выбор. Последуй ты тогда моему совету, и твой урок был бы совсем другим. А сумки были бы в целости и сохранности. Ты не видишь общую картину того, что происходит в этой стране. Именно поэтому здесь нужны мы. Именно поэтому тебе даны новые дары и инструменты.

- И все же я не понимаю, - не унимался Майкл, - почему нельзя, чтобы у меня с собой было несколько любимых вещей? Они здесь никому не мешали, а для меня значили очень много!

- Им нет места в этом путешествии, Майкл, - Оранжевый сел на камень напротив Майкла. - Эти вещи олицетворяли земную сторону твоей сущности. Они несли заряд твоего старого "я" и создавали поле, несовместимое с новыми вибрациями, которые ты ныне постигаешь и обретаешь. Все в тебе изменяется, Майкл, и мы знаем, что ты это чувствуешь.

- А почему было не сказать мне об этом прямо? Не было бы всех этих проблем, - Майкл посмотрел на свои истерзанные руки и изодранную одежду.

- Тебе предоставили возможность, Майкл. Ты ее отверг. Поэтому тебе необходим был глубоко личный урок.

Майкл понимал, что в словах Оранжевого - мудрость.
- А что было бы, не отпусти я сумки?

- Ты не смог бы двигаться дальше по тропе, неся с собой источники старой энергии. Ветер отшвырнул бы тебя назад, в место, соответствующее твоему старому сознанию. Ты остался бы жив и здоров, но утратил бы все, что обрел до сих пор на этом священном пути. Это была бы смерть нового Майкла Томаса, и ты ушел бы из этих мест.

Оранжевый сделал многозначительную паузу, затем продолжил.

- Это очень важно, Майкл Томас с Чистым Намерением. Сохраняя источники старой энергии, - даже те, которые кажутся драгоценными, - невозможно обрести новую. Они просто несовместимы. Ты ведь переходишь в другое измерение, и старые объекты просто физически не могут существовать в новых условиях. А теперь позволь мне задать тебе один вопрос, - Оранжевый всем телом подался к Майклу. - Неужели в тебе не осталось любви и доброй памяти о родителях после того, как пропали все эти сувениры? Или воспоминания тоже унесло ветром?

- Они при мне, - ответил Майкл, прекрасно понимая, к чему клонит Оранжевый.
- Тогда о чем ты горюешь? - полюбопытствовал ангел.

Майкл молчал. Он понял смысл урока. Оранжевый продолжал тоном мудрого отца, сообщающего любознательному ребенку простую истину.

- Воспоминания о любимых хранятся в энергии твоего жизненного опыта, а не в каких-то старых вещах. Если хочешь вспомнить, используй для этого любовь-сознание и дары, принадлежащие новому Майклу Томасу. Попробуй, и ты убедишься, что твое нынешнее восприятие отличается от прошлого. Ты обретаешь новую мудрость, а с ней и иной взгляд на своих родителей: и на себя самого. Новые дары и инструменты на самом деле даже сделают воспоминания более яркими. А старые реликвии просто возвращают тебя в те времена, когда ты знал и понимал меньше, чем сейчас.

Майкл еще не до конца понимал этот новый язык духовных бесед. Оранжевый услышал его мысли и с улыбкой продолжил:

- Полное понимание придет тогда, когда выйдешь из седьмого дома.

Майкл лишь отчасти усвоил сказанное Оранжевым, но общая картина начала понемногу вырисовываться в его сознании. Он вспомнил случай с гниющим на дороге хлебом и осознал, что не сможет принести в место, называемое домом, ничего, что относилось бы к старому Майклу. Он все еще горевал об утраченных вещах и немного обижался на своих друзей-ангелов за то, что их предостережения были слишком размытыми. Но он начал понемногу понимать, что от него ждут значительных внутренних изменений. И еще он твердо уяснил, что на пути получил два совета: один от Синего (не брать с собой пищу) и второй от Оранжевого (оставить багаж у него в доме). В обоих случаях он пренебрег советами, и в обоих случаях это закончилось для него неприятностями.

Майкл поклялся себе отныне внимательнее относиться к словам ангелов. Это было странное место, где пересекаются разные измерения. Майкл осознал, что ОН является здесь носителем биологической информации, а АНГЕЛЫ - носителями информации духовной. Если он будет больше слушать и меньше важничать, его путешествие будет намного приятнее. Он еще не до конца понимает здешний язык и не знаком со многими ангельскими концепциями. Поэтому нужно больше доверять ангелам, которые лучше знают свою страну, - но, тем не менее, Майклу придется идти своим путем самостоятельно, ибо в этом состоит его работа.

- Оранжевый! - Майклу просто хотелось ангельского внимания. - А откуда здесь бури?

- Майкл Томас с Чистым Намерением, я дам тебе еще один правдивый, но непонятный для тебя ответ. - Оранжевый отошел к выходу из пещеры, затем повернулся к Майклу: - Когда здесь нет людей, нет и бурь.

Оранжевый был прав: Майкл совершенно не понимал, почему так. Он хотел еще спросить о темной сущности, которая его преследовала: но вдруг понял, что Оранжевый ушел!

- Что ж, до новой встречи, мой яркий оранжевый друг, - сказал Майкл в пустоту, где секунду назад стоял Оранжевый Дух. И впервые он получил ответ на слова прощания. В его голове отчетливо зазвучал голос Оранжевого - умиротворяющий, любящий, мудрый:

- В тот самый миг, когда поймешь, почему мы не прощаемся, ты осознаешь, что принадлежишь к нашему измерению.

"Ну вот, опять говорим загадками", - подумал Майкл. Но почему-то эти слова принесли ему утешение.

Костер, разведенный Оранжевым, оказался очень кстати. Майкл разделся и разложил мокрую одежду сушиться на камнях вокруг жаркого огня. Аккуратно складывая рядом с одеждой свое оружие, он обратил внимание, что оно ничуть не пострадало от бури. Майкл пригрелся и понемногу задремал, не зная, ночь или день на дворе. Он проспал несколько часов. Буря бушевала еще некоторое время, но к моменту пробуждения небо уже совсем прояснилось.

Выглянув из пещеры, Майкл понял, что день еще не закончился. Стояли сумерки. Он хорошо выспался, пережидая бурю, и сейчас был полон сил. Медленно и аккуратно он надел боевое облачение, повесил на плечо, рюкзак с картой и вышел на дорогу. Было так тихо! Он оглянулся, но не почувствовал опасности и не увидел темной тени, таящейся где-нибудь за камнем или кустом. Майкл чувствовал себя прекрасно!

Уже почти стемнело, однако Майкл чувствовал, что следующий дом должен быть где-то поблизости, и оказался прав. Дом скрывался за ближайшим холмом. Как легко было идти! Руки свободны. Оружие больше не действует на нервы своим монотонным бряцанием - Майкл вообще почти забыл о нем. Шаг быстр. Майкл Томас уже принял тот факт, что для его путешествия утрата физических предметов была уместна, и оставил этот опыт в прошлом. Он учился разглядывать фотографии родителей мысленно, и наградой ему была безупречная чистота воспоминаний. Майкл по-прежнему ощущал их любовь и испытывал те же чувства, которые пробуждались в нем при разглядывании снимков. Оранжевый оказался, прав. Все, что по-настоящему принадлежит Майклу, находится в его сознании. А остальное не так уж важно.

* * *

В нескольких сотнях метров позади понемногу приходила в себя отвратительная зеленая тварь. Каждое движение отзывалось болью, напоминая об ужасном ожоге. ОНО еще не знало об этом, но рана от ожога не заживет никогда. Тварь была крайне озадачена случившимся, но по-прежнему полна решимости преградить путь Майклу Томасу. Словно на кону стояла сама жизнь: ОНО не сомневалось, что даже если ЕМУ придется принести себя в жертву и пасть в бою, скоро наступит миг, когда Майкл Томас взглянет в ЕГО горящие красные глаза, ощутит на лице ЕГО горячее дыхание и познает высшую степень страха: лишь после этого он сможет сделать следующий шаг по дороге, ведущей домой.

Крайон, Ли Кэрролл
Книга 4. Путешествие домой


С вопросами и предложениями обращаться к Андрею по адресу: Year-2012@yandex.ru
Все материалы доступны для копирования при указании ссылки на сайт.
2006 г.